История Швейцарии

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.
Эта статья или раздел нуждается в переработке.
Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей.

Содержание

До образования Союза и битвы при Моргартене (1315)

Швейцария, как доказывают многочисленные раскопки, произведённые в последнее время, в особенности вблизи города Шафгаузена, была местом обитания человека ещё в пещерный период, когда климат Ш. был гораздо холоднее, чем ныне. За периодом пещерным в Ш. последовал продолжительный, но все ещё доисторический период свайных построек (см. выше). Этот период наступил с изменением климата Ш. и приближением его к нынешнему; начался он, во всяком случае, за много столетий или даже за несколько тысячелетий до Р. Х. Население свайных построек, сравнительно весьма многочисленное (его определяют для Ш. в 100 и более тысяч человек), жило земледелием, скотоводством и рыболовством (о последнем свидетельствуют найденные сети и стрелы с наконечниками из рыбьих костей), имело уже приручённых лошадь, корову, овцу, козу, свинью, собаку, знало гончарное производство, умело делать оружие и орудия из бронзы, рядом с которыми встречаются в значительном числе и каменные орудия, очевидно — наследие ещё более глубокой старины. В этнографическом отношении население свайных построек считают обыкновенно кельтским; неизвестно, происходило ли оно от первоначальных пещерных обитателей или пришло им на смену. Причина, заставившая людей селиться на воде, не выяснена (выставленное некоторыми исследователями предположение, что свайные постройки имели значение складочных мест, временных стоянок, рядом с которыми должны были быть не сохранившиеся сухопутные жилища, вряд ли допустимо), но факт не подлежит сомнению. Приблизительно одновременно с переходом от бронзового периода к железному, совершившимся в Ш. очень рано (может быть, одновременно с таким же переходом в Греции и Италии, т. е. в первой половине первого тысячелетия до Р. Х., 1000 — 500 гг.), произошло изменение образа поселения: свайные деревни покидаются и люди селятся на суше. Нет указаний на то, чтобы этот переход совершился при порабощении, вытеснении или истреблении прежнего населения новопришедшим. Несмотря на всю древность начатков культуры в Ш., не уступающую древности их в Греции, история Ш. начинается очень поздно. Первые исторические свидетельства о населении этой страны восходят только ко II веку до Р. Х., но сколько-нибудь обстоятельные сведения о них имеются только у Ю. Цезаря. Даже после Цезаря история Ш. весьма темна и ограничивается сведениями, почерпнутыми из римских источников; история на основании самостоятельных швейцарских источников начинается позже, чем история соседних областей Германии или Франции. Во времена Цезаря запад Ш. был населён гельветами (кельтской расы), восток — ретийцами, вероятно, родственными этрускам. Гельветы были земледельцами и скотоводами; они жили по деревням и городам и делились на множество племён, образовавших своего рода аристократические республики. У них уже существовала грамотность, принесённая из Греции; из металлов они знали железо и золото, из которого они чеканили монету. Религия их была близка к религии других кельтов. Из существовавших уже в то время городов известны: наиболее значительный Aventicum (ныне Avenche в кантоне Ваадт), Женева, Lausonium (Лозанна), Salodurum (Золотурн), Vindonissa (Виндиш в Ааргау), Turicum (Цюрих), Vitudurum (Винтертур) и др. Первое важное соприкосновение швейцарских гельветов с римлянами (если не считать аллоброгов, живших на самом юге, около Женевского озера, известных уже с III в. и частью покорённых римлянами во II в.) имело место в 107 г. до Р. Х., когда племя тигуринов присоединилось к кимврам и тевтонам и сделало набег на Южную Галлию, где на берегах Гаронны нанесло римлянам тяжёлое поражение. В 58 г. гельветы, теснимые с севера германцами, а с юга угрожаемые римлянами, предприняли всей своей массой поход или скорее переселение в Галлию. Число их определяли в 265000 душ, к которым присоединились 95000 душ из других племён. Вся эта масса, состоявшая из мужчин и женщин, стариков и детей, свободных и рабов, со скотом, с запасами провианта, сжегши за собой города и деревни, собралась у Женевского озера. Цезарь помешал им переправиться через Рону, затем нанёс им жестокое поражение при городе Бибракте (ныне Отен, Autun) и заставил вернуться в Гельвецию. Опасаясь больше германцев, чем гельветов, римляне смотрели на последних как на буфер против первых, и потому Ю. Цезарь признал их союзниками (foederati) Рима и сохранил их самостоятельность. В 52 г. гельветы присоединились к восстанию галлов против Рима, но были подавлены. С тех пор началась романизация Ш., подвигавшаяся вперёд медленно и постепенно, но твёрдо и неуклонно в течение нескольких веков. Цезарь начал, а Август в 15 г. до Р. Х. закончил покорение нынешнего Валлиса; при Августе совершилось завоевание Тиберием и Друзом Ретии, составившей особую провинцию, в состав которой входила восточная Ш., т. е. нынешние кантоны Граубюнден, Гларус, Санкт-Галлен, Аппенцель, а также Тироль и часть Баварии. Западная Ш. сначала была присоединена к провинции Галлии Трансальпинской, а позднее составила особую провинцию Maxima Sequanorum или Helvetia; только Тессин и Валлис входили в состав Цизальпинской Галлии. В пределах этих провинций каждое племя образовывало особую общину (civitas), пользовавшуюся во внутренних делах весьма значительной самостоятельностью. Жители этих civitates платили подати в пользу Рима; провинции были отделены друг от друга таможенными границами; так, в Цюрихе находилась таможня, взимавшая пошлины с перевозимых товаров. Римляне покрыли страну сетью превосходных дорог и водопроводов, оживили её торговлей; города при них развились, украсились храмами и памятниками; в страну была внесена высокоразвитая культура и вместе с ней распространились латинский язык и римская религия. Ещё во время господства римлян в Гельвецию начало проникать христианство (Беат — проповедник в Бернском Оберланде, Луций — в Ретии); возникли кое-где монастыри, появилась целая церковная организация с собственными (местными) епископами. С III в. после Р. Х. римское господство в Гельвеции начало клониться к упадку под влиянием нападений германцев. В 264 г. в Гельвецию вторглись и опустошили, её алеманны; они разрушили Авентикум, который после того не мог более подняться и потерял всякое значение. В IV в., вследствие потери земель на правом берегу Рейна, Гельвеция приобрела для Рима особое значение; в ней стали строить новые крепости и разбивать лагери, но все было напрасно. В 406 - 407 гг. восточную Ш. завоевали алеманны; в 470 г. западная Ш. подпала под власть бургундов. И те, и другие в то время были варварами, а первые притом язычниками. Алеманны успели почти совершенно уничтожить следы римского влияния (в том числе христианство) и уже романизованные области совершенно германизировать. Именно они всего более могут считаться предками нынешних обитателей немецкой Ш.; примесь кельтских и романских элементов там сравнительно слаба. И в позднейшие времена, когда значительная часть Европы, и Германия в том числе, реципировала римское право, право немецкой Ш. подверглось римскому влиянию лишь в весьма слабой степени и поныне носит гораздо более чистый германский характер, чем право самой Германии. Бургундам в гораздо меньшей степени удалось подчинить завоёванную ими часть Гельвеции своему влиянию, и потому западная Ш. осталась романской. Точно так же юго-восток (нынешний кантон Граубюнден), попавший под власть остготов, сохранил свой ретороманский язык и отчасти римскую культуру, как и Тессин, который в последующую лангобардскую эпоху в ещё большей степени подчинился римским влияниям. Таким образом в этническом или, скорее, лингвистическом отношении Ш. уже в V в. была разделена на те же три или четыре группы, что и теперь, и даже границы между ними, довольно точно и ясно намеченные распределением гор и течением рек, были почти те же, что и ныне. Эти группы сохраняли свои культурные связи с соседними политическими единицами; развитие у них кельто-романских наречий шло параллельно с развитием языков французского и итальянского. В 496 г. алеманны были покорены Хлодвигом, в 534 г. бургунды — его сыновьями; вслед за тем и Ретия была уступлена остготами франкам (536), и таким образом в состав франкского королевства вошла вся Ш., за исключением крайнего юга (Тессин); этот последний в 569 г. был завоёван лангобардами и только с падением их царства в 774 г. перешёл во власть франков. Уже при алеманах и бургундах начало вновь распространяться христианство в Ш.; при франках в VI-VII вв. оно окончательно восторжествовало. В стране возникли в значительном числе монастыри, которые при франкских королях получили в своё владение большие земельные имущества. При алеманнах и бургундах сравнительно небольшое число значительных городских поселений начало заменяться множеством небольших ферм; покорённые элементы частью составили крепостное население (Hörige и Leibeigene), победители образовали классы свободных и благородных. Во время господства франков, подчинивших себе вчерашних господ, феодализм сделал дальнейшие успехи. При Карле Великом Ш., в интересах управления, была разделена на десять графств (Gaue). По Верденскому договору (843), Ш. разделилась: западная, вместе с Бургундией, и южная, вместе с Италией, достались императору Лотарю, восточная, вместе со всей Алеманией — королю Людовику Немецкому. В этой последней части Ш. начал играть видную роль город Цюрих (см.). В 854 г. Людовик Немецкий расширил владения и права ранее существовавшего монастыря Санкт-Галлен, который в следующие века был важным центром просвещения в Ш. После смерти Людовика Дитяти (911) образовалось герцогство Алемания, и восточная Ш. вошла в его состав. В 888 г. герцог Рудольф из дома Вельфов основал Верхнее (Трансюранское) Бургундское королевство, в состав которого вошла западная Ш. с Валлисом. Распадение монархии Карла Великого ослабило её; короли не всегда могли защищать свои владения от набегов полудиких варваров. В Х в. Ш. стали угрожать с востока венгры, с юга — сарацины. В 917 г. первые разграбили Базель, в 926 г. — С.-Галлен; в 936-40 гг. сарацины опустошили Хурретию (Граубюнден), сожгли в Валлисе монастырь св. Маврикия и ограбили Ваадт. Когда, в 1032 году, угасло потомство Рудольфа, верховная власть над Бургундией перешла к императору Конраду II; с тех пор в течение трёх веков, до укрепления Швейцарского союза, судьба всей Ш. зависела от германских императоров; только Тессин (и то не весь, а без Левентинской долины на севере) да небольшая часть Граубюндена, тесно связанные с Миланом, зависели от императоров лишь постольку, поскольку они были итальянскими королями. С увеличением могущества отдельных феодальных владетелей, старые Алемания и Бургундия распались на множество отдельных владений. В конце XI и начале XII века в Ш., наряду со многими другими графскими и герцогскими родами, особенно возвысились графы (с конца XI в. герцоги) Церингены, сперва (X в.) владевшие графством Тургау, но постепенно получившие в лён различные владения от Женевского озера до Ааре; кроме того, они были облечены правом наследственного фогтства в Цюрихгау (т. е. в той его части, которая не зависела от Цюрихского монастыря), а в 1127 г. получили звание ректоров (наместников) Бургундии. Светские владетели Ш., в особенности Церингены, в видах борьбы с весьма сильными уже монастырями, поощряли развитие городов и основали целый ряд новых: Фрейбург (1178), Берн (в конце XII в.), Тун, Муртен и др. (в XIII в.). Рядом с Церингенами приобрели большие владения в течение XIII в. графы Габсбурги, Кибурги, Савойские. В 1218 г. угас род герцогов Церингенов; часть их владений сделались имперскими, часть перешла в другие руки. При дележе наследства особенно посчастливилось графам Кибургам и графам Габсбургам, а последние в 1264 г. наследовали и угасшему роду Кибургов. Фогтство над Цюрихгау перешло к императору, который сделал город Цюрих имперским, а другие части области разделил на несколько мелких фогтств. Ректорство над Бургундией тоже вернулось в руки императора, но уже в середине XIII в. граф Пётр Савойский заставил признать свою власть значительное число владетелей бургундской Ш.; распространению его владений положил конец граф Рудольф IV Габсбургский (впоследствии император Рудольф I). В XIII в. началась борьба между Габсбургами и имперской властью, между прочим, из-за власти над Ш. Уже в начале XIII в. германским императорам стал известен С.-Готардский проход, как удобная дорога в Италию. Вследствие этого территории первоначальных кантонов, в особенности Ури, Швица и Унтервальдена, приобрела для них особое значение. Общий итог периода времени с Х по XIII в. для Ш. был таков: прежнее политическое единство Ш., как части единой монархии Карла Великого, уничтожилось; Ш. распалась на множество мелких политических единиц, из которых некоторые были непосредственно имперскими; по образу управления они были по большей части аристократическими республиками, в которых город властвовал над совершенно подчинёнными ему сельскими местностями; другие были владениями светских или духовных сеньоров. Внутренняя жизнь страны, даже в момент наибольшей силы монархии, мало подчинялась регламентации из центров; позже она сделалась ещё более самостоятельной. Отдельные общины привыкли к самоуправлению, и начатки республиканско-демократического самоуправления были заложены уже тогда. Крепостное право в Ш. никогда не было особенно сильно. Рядом с крепостными, работавшими на господ, в Ш. всегда было значительное число свободных поселенцев (охотников, рыбаков, скотоводов, земледельцев), имевших небольшие земельные участки и составлявших иногда целые деревни. Население же городов было почти всегда свободное. Благодаря относительному миру, которым пользовалась Ш. после тревожного Х в., она в XI-XIII вв. была одной из наиболее плотно населённых стран Европы и пользовалась сравнительно большим благосостоянием. В 1231 г. император Фридрих II выкупил от Габсбургов в пользу империи Ури (ту его часть, которая не зависела от Цюрихского монастыря); в 1240 г. он же даровал Швицу особую хартию вольности, в силу которой Швиц делался имперским. Габсбурги не признали этой хартии и предприняли завоевание Швица в 1245-1252 г. На помощь Швицу пришли Ури и ещё подвластный Габсбургам Унтервальден; во время войны они заключили первый союзный договор, текст которого не сохранился. Через несколько времени Швиц и Унтервальден должны были признать власть Габсбургов, и союз их распался. 1 августа 1291 г. он был возобновлён «на вечные времена». Акт договора, составленный по-латыни, сохранился в архиве города Швица. Союзники обязались помогать друг другу советом и делом, лично и имуществом, на своих землях и вне их, против всех и каждого, кто захочет им всем или кому-нибудь из них нанести обиду или насилие. Существующие права не нарушаются договором: «каждый по-прежнему по своему состоянию и положению должен служить своему господину и быть ему подданным», но союзники объявляют, что «не будут принимать никакого судью, который за деньги получит эту должность и не будет нашим земляком (Landsmann)». Этим отрицается право присылки посторонних фогтов, но не сеньоральная юстиция местных сеньоров, ибо затем следует прибавка: «каждый да повинуется своему судье». С этого договора считается обыкновенно начало Ш., как государства, хотя даже имя Ш. было тогда ещё неизвестно: оно появилось впоследствии (после Моргартенской битвы), вследствие неправильного применения имени Швица ко всем союзным общинам. К этому дню приурочено было празднование 600-летия Ш. в 1891 г., хотя легенды об образовании Швейцарского союза, связанные с именем Вильгельма Телля (см.) — легенды, которым народная масса в Ш. верила до середины XIX в., — возводили его начало к договору на Рютли в 1307 г., за которым будто бы последовало убийство фогта Гесслера Вильгельмом Теллем. Договор 1291 г., направленный против Габсбургов, вполне сохранял зависимость кантонов от империи. В 1207 г. король Адольф Нассауский, враждебный Габсбургам, подтвердил независимость Швица и Ури от Габсбургов особой грамотой вольности. В 1309 г. Генрих VII Люксембургский подтвердил её вторично, дав, сверх того, грамоту вольности и унтервальденцам. Когда в борьбе из-за императорской короны между Людовиком Баварским и Фридрихом Габсбургским союзники стали на сторону первого, брат последнего, герцог Леопольд, сделал попытку подчинить их власти Австрии. В его войске, кроме 20000 рыцарей, находились также жители Цуга, Цюриха и других швейцарских владений Австрии. Союзники предупредили его: они вступили на территорию Цуга. Численно ничтожный отряд крестьян и охотников устроил засаду на Моргартенских высотах, над озером Эгери, откуда неожиданным нападением на неприятеля, вступившего в узкую долину между озером и горами, обратил его почти без потерь для себя в беспорядочное и бедственное для него бегство. Эта победа подняла значение союзников и обеспечила их самостоятельность. Через 3 недели после битвы союзники подтвердили свой союз новым договором, заключённым в Бруннене (9 декабря 1315 г.) на вечные времена. Договор был составлен по-немецки. В начале 1316 г. Людовик Баварский грамотами на имя трёх земель подтвердил вольные грамоты своих предшественников. Зависимость от империи выражалась, в силу этих грамот, только в том, что император назначал одного общего имперского фогта для всех трёх земель, но власть этого фогта была совершенно призрачной.

Союз трёх первоначальных кантонов (Urkantone) и образование Союза восьми старых земель (acht alte Orte, 1316-1481)

Союз 1291 и 1315 гг. был и оставался чисто и исключительно военным, нимало не стеснявшим независимости земель (Orte; французский термин кантон входит в употребление не ранее XVI в., но окончательно вытесняет старый термин Ort только в конце XVIII в.). Самостоятельное развитие трёх первоначальных земель шло в сторону демократизации. Крепостные (Hörige и Leibeigene) монастырей в Швице и местных сеньоров в Унтервальдене постепенно освобождались, как только сеньоры перестали иметь опору во внешней власти. Процесс этот закончился не ранее XVI века. Свободе первоначальных кантонов постоянно грозила опасность, пока город Люцерн, тесно связанный с ними Фирвальдштеттским озером, находился во власти Габсбургов, которыми он был куплен в 1291 г. Как раз к этому времени связь с Люцерном у других лесных кантонов стала особенно тесной: они оставались чисто сельскими, тогда как в Люцерне, как и во многих других городах Ш. (в особенности в Цюрихе и Базеле), возникла и развилась промышленность шерстяная и льняная (в Цюрихе — также шёлковая). Люцерн сбывал свои произведения в союзные кантоны в обмен на сырые продукты. Развившаяся в нём цеховая организация не ладила с назначенными от Габсбургов фогтами. В 1332 г. люцернцы вступили в вечный союз с тремя уже союзными землями, и таким образом Союз охватил все земли вокруг Фирвальдштеттского озера. Австрия не хотела примириться с этим, но война 1336 г. не привела ни к чему. В 1343 г. сторонники Австрии в самом Люцерне устроили заговор, но он был раскрыт и заговорщики казнены. В 1346 г. избранный императором Карл IV, соперник Людовика Баварского, восстановил все права Габсбургов в Швабии (в составе которой числилась Ш.), признав грамоты своих предшественников не имеющими силы. Но это восстановление было чисто бумажным. В 1351 г. имперский город Цюрих, ввиду предстоявшей ему войны с Австрией, вступил в «вечный союз» с тремя первоначальными кантонами, причём выговорил себе сепаратные права (см. Цюрих). В последовавшей затем войне союзники завоевали австрийские владения Гларус и Цуг, но предпочли приобрести их поддержку, приняв их в свой союз на равных началах (1352). В 1353 г. имперский город Берн, который уже в 1339 г., при помощи союзных кантонов, разбил в битве при Лауппене войска враждебной ему коалиции (города Фрейбурга, города Золотурна и нескольких графских родов в Бернском Оберланде), опиравшейся на Габсбургов, заключил союз со Швицем, Ури и Унтервальденом (но не с Цюрихом и не с Люцерном). По Регенсбургскому миру 1355 г., которым закончилась война с Австрией, союзники должны были отказаться от Цуга и Гларуса, но отстояли независимость остальных земель, хотя с некоторыми обязательствами по отношению к Габсбургам (так, Цюрих не должен был давать своего гражданства подданным Австрии и не должен был вступать ни в какие союзы без одобрения герцога австрийского). В 1364 г. Лесные кантоны совершили нападение на Цуг, завоевали его и вновь приняли в свой союз. В 1370 г. шесть земель (Лесные кантоны, Цюрих и Цуг, без Берна) заключили между собой новое соглашение, так называемую Поповскую хартию (Pfaffenbrief). Пробст капитула цюрихского собора из личной мести захватил в плен люцернского шультгейса и его спутников, возвращавшихся с цюрихской ярмарки, а затем отказался явиться на светский суд. Волнение, вызванное этим событием среди союзников и даже среди цюрихцев, которые видели в этом нарушение мира своей ярмарки, заставило его освободить пленных. Поповская хартия подтвердила обязанность соблюдать мир на территории союзных земель, расширила юрисдикцию светских судов на преступления, совершённые духовными лицами, и точно определила подсудность преступлений, совершённых жителями одной из союзных земель против жителей другой. Это был первый вполне гражданский договор между союзниками. На Констанцском сейме (1385) некоторые швейцарские союзные земли (Берн, Цюрих, Цуг, Люцерн) вступили в договор с городами Швабии (в том числе Базелем и Золотурном), в расчёте найти в них поддержку против Австрии; но когда действительно началась война, вызванная стремлением Австрии расширить свои владения в Ш., швейцарцы были оставлены без помощи. Тем не менее они успели овладеть несколькими австрийскими городами, в том числе Земпахом (в нынешнем кантоне Люцерн). Сюда подоспел герцог Леопольд III; произошла битва, в которой швейцарцы одержали вторую блестящую победу над австрийскими рыцарями (1386), вновь и окончательно закрепившую их независимость. Ещё за несколько недель до этой битвы гларусцы произвели восстание против австрийцев, перебили их гарнизон и заявили о своём присоединении к Союзу. Австрия, несмотря на земпахское поражение, отправила новое войско против Гларуса, но оно было разбито при Нефельсе (близ Гларуса, 1388). В 1389 г. союзники заключили с Австрией благоприятный для них мир на семь лет, который в 1394 г. возобновлён на 20 лет, в 1412 г. — на 50. Таким образом к 1389 г. закончилось образование «Союза 8 старых земель» (Eidgenossenschaft или Bund von acht alten Orten), который в таком виде сохранялся до 1481 г. Новым юридическим актом, признававшим и подтверждавшим этот союз, притом единственным общим для всех 8 земель и ещё Золотурна (участвовавшего в Земпахской битве на стороне союзников), была Земпахская грамота 1393 г., подтверждавшая и расширявшая положения Поповской хартии о земском мире. Союз признавал верховенство империи, но оно было почти фиктивно и все более теряло своё значение. Так, Цюрих в 1400 г. откупился от платежа всех налогов и от имперского фогта, а в 1425 г. получил от императора право чеканки монеты. То же происходило в XII-XV вв. и в других городах Ш. Фогты в первоначальные кантоны также более не назначались. Тем не менее союзники посылали своих представителей на немецкие рейхстаги до самой бургундской войны (1474). Внутренние отношения между союзными землями были и оставались вплоть до 1798 совершенно свободными и добровольными. Общие вопросы решались на сеймах (Tagsatzung), на которые сходились представители земель; каждая земля пользовалась в них лишь одним голосом, но вопросы решались почти всегда единогласно, так как заставить меньшинство подчиниться решению большинства можно было только путём войны; не было ни общей исполнительной власти, ни общей армии. Войны, действительно, время от времени и происходили между союзниками. Так, в 1436-1450 гг. велась в три приёма (1436, 1442, 1443 и 1450) «старая цюрихская война» между Цюрихом и Лесными кантонами, из-за спора о наследстве вымершего рода графов Тоггенбургов; в этой войне Цюрих даже соединялся с Австрией, но, несмотря на это, потерпел поражение. С соседями союзники вели войны иногда все сообща, иногда соединяясь по нескольку земель. В течение XV в. войны эти были по большей части для них счастливы, и они расширили свои владения в Ш. При этом они не принимали завоёванных земель в свой союз, управляли ими именно как завоёванными. В 1415 г. они отвоевали от Габсбургов Ааргау и поделили его: часть досталась Берну, часть Люцерну, часть Цюриху, часть осталась в общем владении. В 1452 г. они освободили Аппенцель от власти С.-Галленского монастыря и присоединили его к себе, тогда же завоевали С.-Галлен, в 1460 г. — Тургау; все эти земли были признаны «приписанными» (zugewandte) и управлялись владельцами их сообща, нередко деспотически и своекорыстно. То же самое было и с Левентинской долиной, в 1440 г. завоёванной жителями Ури. На иных началах состоялось обращение Валлиса в «приписанную землю». В Валлисе более демократическая немецкая (восточная) часть кантона (Верхний Валлис) уже в начале XIV в. была почти свободна от власти савойских графов. В 1388 г. она, при помощи жителей Ури, Швица и Унтервальдена, разбила при Виспе савойцев и подчинила себе Нижний Валлис, но, не будучи в состоянии держаться против врагов, заключила несколько сепаратных договоров с отдельными членами Швейцарского союза, пока в 1475 г. не была присоединена к Союзу, на правах приписанной земли. Внутренняя организация земель была разнообразна. Первоначальные кантоны издавна были демократическими, а по освобождении от власти Габсбургов — демократическими республиками. Они управлялись всенародным сходом — Landesgemeinde, созывавшимся обыкновенно весной; здесь решались все важнейшие вопросы, выбирались Landamman (старшины), судьи, в случае надобности послы на союзный сейм и другие должностные лица. На сходы могло сходиться все свободное мужское население, а иногда и несвободное или полусвободное. В XV веке был установлен повсеместно возрастной ценз, и притом в 14 лет (в таком виде он сохранился до 1798 г.); до этого возраста мальчики могли присутствовать (и присутствовали) на сходах, но без права голоса. Такое же управление выработалось в Аппенцеле после принятия его в Союз на равных правах с другими (1513); ландамман, назначавшийся сперва союзниками, был тогда заменён избираемым. Близкая к этому система управления господствовала в Цуге, в котором город управлялся избираемыми шультгейссом и городским советом, деревни — ландамманом и сельским советом (Landrath); впоследствии город и деревни слились в одну единицу, с общими амманом и советом, тоже избиравшимися. В других кантонах, более городского характера, существовала резкая противоположность между городом и подвластными ему землями. В самом городе шла борьба между старыми патрицианскими родами, бюргерами (преимущественно торговцами, банкирами) и низшим классом населения — ремесленниками, организованными в цехи. Смотря по большей или меньшей силе того или другого из этих классов, власть организовывалась так или иначе: между демократическим Цюрихом (см. Цюрих) и аристократическим Берном, где в шультгейссы и в Большой совет входили только представители патрициев, были различные промежуточные ступени в виде Люцерна, Гларуса и др. Как аристократические, так и демократические города одинаково стремились к власти над прилежащей территорией исключительно в своекорыстных интересах, и старались не давать ей ни самоуправления, ни доли в управлении городом и страной. Иногда приходилось делать уступки жителям сел (Вальдмановское соглашение 1489 г. в Цюрихе; см. Цюрих), но при первой возможности они брались назад. Несмотря на это, в XIV, тем более в XV в. Ш. была, в общем, наиболее свободной и наиболее демократической страной во всем мире, и вместе с тем страной, пользовавшейся наибольшим благосостоянием и наибольшим благоустройством; безопасность и обеспеченность личности н имущества там были больше, дороги безопаснее от разбоев, чем где бы то ни было. Развитие торговли и промышленности было отчасти следствием этих явлений, отчасти содействовало им. В XV веке в Союзе господствовало уже повсеместно денежное и даже кредитное хозяйство; развились банки (в значительной степени в руках евреев, в это время появившихся в швейцарских городах, под охраной швейцарской свободы). В 1460 г. возник первый в Ш. университет в Базеле. Дружеские отношения между Швейцарским союзом и Сигизмундом, герцогом Тирольским, завязавшиеся после присоединения к Союзу Тургау, вовлекли Союз в сферу политических отношений с могущественными соседними державами. Сигизмунд и союзный с ним Людовик XI, король французский, вовлекли Ш. в войну с Карлом Смелым Бургундским (1474-77); в войне этой швейцарцы одержали несколько крупных побед, из которых наиболее громкие — при Грансоне, Муртене и Нанси; в последней битве погиб сам Карл и она окончила войну. В 1478 г. союзники предприняли поход против Милана и победой при Джорнико обеспечили себе обладание уже принадлежавшей им (собственно Ури) Левентинской долиной. Бургундская война имела весьма крупное значение для Ш. Создав для неё славу непобедимости, она заставила иностранцев искать в ней наёмников для своих войск (см. Швейцарские наёмные войска). Вместе с тем война внесла в страну идеи внешнего политического могущества, увеличила значение военных и косвенно содействовала уменьшению внутренней безопасности, увеличению числа разбоев и других преступлений. Она же была главной причиной того, что соседние земли стали стремиться к вступлению в Швейцарский союз. Союзники не всегда охотно шли навстречу этим стремлениям. Старые союзники Берна, Фрейбург и Золотурн, принимавшие участие в бургундской войне на стороне союзников, в 1477 г. обратились с соответственной просьбой, но она была сначала отвергнута, вследствие нежелания первоначальных кантонов; причина нежелания лежала по отношению к Золотурну — в распре между ним и Унтервальденом, по отношению к Фрейбургу — во французском, следовательно, иностранном характере его населения. Желавшие союза земли, в том числе Люцерн, заключили с Фрейбургом и Золотурном отдельный договор, что грозило междоусобной войной: первоначальные кантоны ссылались на договор 1332 г., не предоставлявший Люцерну права сепаратных договоров, а подвластные Люцерну сельские области хотели воспользоваться случаем, чтобы свергнуть его власть. До войны, однако, дело не дошло.

Союз десяти, потом тринадцати земель (1481-1798)

В Стансе был созван сейм, где примирительную роль сыграл унтервальденец Ник. Флюе (Flue); отдельный договор городов с Фрейбургом и Золотурном был уничтожен, и вместо старых отдельных договоров (до этого времени Цюрих, Берн и Гларус не имели договоров между собой и были связаны друг с другом только через посредство первоначальных кантонов) был заключён новый, общий для всех 10 земель на равных и одинаковых для всех основаниях (Станское соглашение). В договор вошли, в обобщённом для всех земель виде, все существенные постановления о земском мире, юрисдикции судов и проч. из Поповской хартии. Заключение новых сепаратных договоров не было, однако, запрещено, и они заключались в большом числе. Со времени Станского соглашения союзники считали окончательно расторгнутой свою связь со Св. Римской империей и смотрели на себя как на совершенно отдельную европейскую державу. Ввиду этого они отказались исполнить требование, обращённое к ним императором Максимилианом и вормским рейхстагом (1495) относительно сбора денег на борьбу с турками. Это вызвало войну Ш. со Швабским союзом (1499). Войска Швабского союза были разбиты в нескольких битвах, особенно на речке Бирсе (в кантоне Берн), и император, при посредничестве Людовика Моро (Миланского), заключил Базельский мир (1499); империя отказалась от всяких притязаний на подати с Ш., на военное и судебное верховенство над ней. Таким образом всякая связь Ш. с империей была фактически расторгнута, хотя формально это было признано только Вестфальским миром (1648). Значительную роль сыграли швейцарцы и в итальянских войнах. С помощью швейцарских наёмников Карл VIII завоевал было в 1494 г. Неаполь, а Людовик XII, в 1500 г. — Милан. Папа Юлий II привлёк швейцарцев на свою сторону; в качестве союзников папы они восстановили власть Максимилиана Сфорца в Милане и победой над французами при Новаре (1513) закрепили его власть. Для себя швейцарцы получили от Людовика XII Беллинцону, Лугано, Локарно, Киавенну, Вальтелин, вообще южную часть Тессина, находившуюся до тех пор во власти Милана. Тессин был обращён в покорённую страну. Дальнейшая служба швейцарцев герцогу Сфорце была менее успешна. Франциск I разбил их в двухдневной битве при Мариньяно (1515) и заключил с ними «вечный мир», в силу которого они уплатили контрибуцию в 700000 крон и обязались отказаться от вмешательства в итальянские дела. В 1501 г. в Союз были приняты Базель и Шаффгаузен; в 1513 г. Аппенцель из «приписанной земли» обращён в равноправного члена Союза. Таким образом образовался Союз 13 земель. Кроме них, в состав Ш. входило довольно много приписанных земель или земель дружественных (verbündete) с тем или другим (или несколькими) из членов Союза (Eidgenossenschaft). Невшатель (Нейенбург) долго занимал совершенно особенное положение; это было самостоятельное княжество, в котором были свои князья, но оно находилось под покровительством Ш.; позднее княжеская власть досталась в нём королю прусскому; таким образом это было прусское княжество в Швейцарском союзе. Дружественными землями были также епископство Базельское, аббатство С.-Галленское и город Санкт-Галлен (которые одновременно с Аппенцелем просили о принятии в Союз, но получили отказ), Биль, Граубюнден, Валлис, несколько позднее (с 1526 г.) Женева. Сюда же относятся два города, заключавшие союз с некоторыми из кантонов и находившиеся в таких же отношениях к Швейцарскому союзу, как и предыдущие, хотя и лежали вне пределов Ш.: Мюльгаузен (в Эльзасе; оставался в составе Ш. до 1798 г.) и Роттвейль (в Вюртемберге; оставался в составе Ш. до 1632 г.). В ином положении находились земли, прямо подвластные сразу нескольким кантонам. Лугано, Локарно и другие города Тессина были подвластны частью 8, частью 7 кантонам; Беллинцона принадлежала Ури, Швицу и Нидвальдену (одной половине Унтервальдена); Уцнах и Гастер — Швицу и Гларусу, и т. д. Одному Берну принадлежал с 1536 г. весь Ваадт. Таким образом географические границы Ш., если считать и приписные, и подвластные земли, были почти те же, что и теперь. Разница в положении членов Союза, приписных земель и земель, находившихся в общем владении, состояла в следующем. 13 земель принимали равное участие в сеймах (Tagsatzungen) Конфедерации. Эти сеймы созывались по мере надобности, но часто созывались они любым из членов в любом городе, чаще всего в Люцерне, как более удобном по центральности положения. Решения на сеймах принимались согласно инструкциям правительств, приславших своих представителей; при возбуждении новых вопросов участники сейма откладывали их для доклада («ad referendum») своим правительствам. На Станской конференции уже поднимался вопрос о желательности более прочной и тесной связи между кантонами, но ничего для этого сделано не было. Однако фактически после неё на сеймах решали гораздо более разнообразные вопросы, чем раньше; сделано было кое-что для улучшения путей сообщения между кантонами, для упорядочения общими усилиями полиции и т. д. Приписные земли в сеймах сперва вовсе не участвовали, а потом стали приглашаться туда, но представители их сидели на особых местах и не пользовались равным правом голоса. Впрочем, само положение приписных земель было весьма разнообразно и зависело от договора, на основании которого они стали в такое положение по отношению к Союзу. Иногда это были земли, вступившие в Союз по принуждению, иногда — присоединившиеся к нему добровольно; чаще всего они находились в союзе лишь с двумя или тремя из кантонов. Земли, состоявшие в общем владении, управлялись обыкновенно так, что владевшие ими кантоны назначали в них по очереди фогта на 1 или 2 года.

В духовном и культурном отношении немецкая Ш. осталась связанной с Германией даже после прекращения политической связи; французская сохраняла такую же связь с Францией. Реформация началась в Германии и Ш. одновременно. В 1519 г. Цвингли начал в Цюрихе свою реформаторскую деятельность. В С.-Галлене проповедником и двигателем реформации почти одновременно с Цвингли выступил его друг, учёный гуманист Иоахим Ватт (Watt, Vadianus в лат. форме), бывший в С.-Галлене городским врачом. Он добился того, что в 1523 г. город сменил прежних священников и назначил новых, сторонников реформы. В Шафгаузене горячим сторонником реформы явился аббат монастыря всех святых Михаил Эггенсдорф. Движение не коснулось только сельских кантонов. В 1525 г. анабаптистское движение, захватившее Германию, отразилось и в Ш., преимущественно в подвластных Цюриху сёлах. Здесь под знаменем религиозной реформы требовалось изменение положения крестьянства (допущение его депутатов в Большой совет, отмена некоторых повинностей, изменение законов об охоте и т. д.). Диспуты с анабаптистами, устроенные Цвингли, цели не достигли. Крестьяне сожгли и разграбили несколько монастырей, сделали несколько нападений на город, но в конце концов были усмирены, хотя правительству пришлось сделать им некоторые уступки («Каппельская грамота»; см. Цюрих). Анабаптизм не оставил в Ш. заметных следов. В 1528 г. принял реформацию Берн; за ним последовал Базель (где одно время жил и проповедовал Кальвин). Везде переход к реформации был постановлен городскими советами, причём меньшинство и сельские округа были принуждены подчиниться. В Аппенцеле, Гларусе и Граубюндене, ввиду невозможности прийти к общему решению, была провозглашена свобода совести. Религиозный спор вызвал войну. Цюрих, Берн, С.-Галлен, Биль, Мюльгаузен, Базель, Шафгаузен заключили союз между собой; против него стал союз 5 католических кантонов с Валлисом и Австрией. Первая религиозная война (1529) окончилась победой протестантов, за которой последовал мир в Каппеле (отсюда выражение «первая каппельская война»); решение религиозных вопросов предоставлено на усмотрение общин. Католические кантоны не допустили, однако, у себя протестантской проповеди; началась вторая каппельская война, окончившаяся победой католиков в битвах при Каппеле (где был убит Цвингли) и при Губеле (в Цуге) и вторым каппельским миром, которым союз протестантских городов был расторгнут. Ш. распалась на католическую и реформатскую. Вне этих отношений стояла западная Ш. В Женеве, которая в 1526 г. ради самозащиты от герцогов Савойских заключила союз с Берном и Фрейбургом, начал проповедь сперва Фарель, потом (с 1536 г.) Кальвин. Религиозной борьбой попытался воспользоваться герцог Савойский, чтобы вновь подчинить себе Женеву, но не только не преуспел в этом, а потерял в войне с Берном принадлежавшие ему ещё Ваадт (южная часть нынешнего кантона, но без Лозанны, составлявшей особое епископство, тоже доставшееся Берну) и небольшие сеньории Ге (Gex) и Шабли (Chablais; обе принадлежат ныне Франции). Все попытки Савойи возвратить себе Ваадт остались безрезультатными; только по договору 1564 г. Берн уступил ей обратно Ге и Шабли. В Лозанне — тотчас после её присоединения к Берну (1536), в Женеве — несколько позднее (1559) были основаны академии. Кроме свободных в религиозном отношении Граубюндена, Гларуса и первое время Аппенцеля, как протестантские кантоны, так и католические проводили у себя религиозное единство с обычной в то время исключительностью и нетерпимостью, со смертными казнями, сожжением и изгнаниями, хотя все такие религиозные преследования не достигали здесь тех размеров, как в других странах Европы. Центрами католической пропаганды были Люцерн, где на частные пожертвования была основана иезуитская коллегия, достигшая значительного процветания, и Фрейбург (тоже иезуитская коллегия). В 1586 г. семь католических кантонов (4 лесных, Цуг, Фрейбург, Золотурн) заключили так называемый «Золотой» (названный так по золочёным заглавным буквам грамоты) или Борромейский союз (по имени кардинала Borromeo), обязывавший его членов защищать католицизм внутри каждого кантона, в случае надобности — силой оружия. Швейцарский союз вследствие этого как бы распался. Католические кантоны имели свои сеймы в Люцерне, протестантские — свои в Аарау, хотя рядом сохранялись и прежние общие, утратившие большую долю своего и без того скромного значения. Внутренняя связь между двумя частями Ш. ослабела; зато укрепилась связь между кантонами одной религии. Однако, оставались общие дела, например управление землями, состоявшими в общем владении кантонов разных религий. Это общее владение являлось ареной постоянной борьбы, отражавшейся и на подвластных землях, в которых поочерёдно управляли и судили католические и протестантские фогты. В 1587 г. 6 из 7 католических кантонов заключили дружеский союз с Филиппом II Испанским. В 1597 г. Аппенцель, вследствие религиозной борьбы, распался на 2 полукантона: католический Иннерроден и протестантский Ауссерроден. Ближайшим поводом к распадению послужила борьба из-за введения григорианского календаря, который был принят католическими кантонами и не принят протестантскими. Этот спор чуть было не привёл к гражданской войне. Католические кантоны хотели насильственно ввести новый календарь в тех землях, которые находились в общем владении нескольких кантонов и в которых они могли это сделать, опираясь на право большинства. Протестантские кантоны не соглашались, настаивая на том, что вопрос о календаре, как вопрос религиозный, не подлежит решению по большинству голосов. Война была предупреждена посредническим вмешательством Франции, устроившей соглашение, по которому произошло размежевание между землями старого и нового стиля. Только в начале XVIII в., когда для протестантов религиозная точка зрения потеряла своё преобладающее значение, протестантские кантоны один за другим тоже приняли григорианский календарь (подробности религиозной борьбы — см. Реформация, Цюрихская реформация, Кальвин, Женева). Религиозная борьба, ослабившая единство Ш., затормозила развитие её экономического благосостояния. В течение XVI в. Ш. не раз посещали чумные эпидемии и голодовки. Только в XVII в. промышленность опять начала быстро развиваться. Особенно благоприятно для неё было то, что Ш. осталась совершенно в стороне от 30-летней войны, задержавшей на много лет экономическое и культурное развитие всей средней Европы. Для Ш. она прямо привела только к потере чуждого ей Роттвейля и к признанию её политической самостоятельности Вестфальским мирным договором 1648 г.; но косвенные последствия были неисчислимы. В Ш. проявилось и приняло сознательную форму стремление к сохранению нейтралитета в европейских столкновениях — стремление, впоследствии выработавшееся (окончательно только в XIX в.) в форму политической идеи или задачи Ш. В Ш. спасались беглецы от религиозных преследований, ища убежища предпочтительно в родственных им по религиозному миросозерцанию кантонах. Тогда же Ш. сделалась местом убежища и для политических изгнанников; впоследствии (то же в XIX в.) значение её в этом смысле стало ещё больше и было как бы признано соседними державами (не раз, впрочем, делавшими попытки нарушить это право). Изгнанники-гугеноты принесли в Женеву новые отрасли промышленности. В XVII в. в Ш. развилась шёлковая, бархатная, ткацкая, хлопчатобумажная, вязальная (вязание чулок) промышленность; появились в зачаточном виде плетение соломы, изделия из волос (конских; матрацы и т. д.), развившиеся уже в XVIII в. Этому способствовало большее спокойствие в первой половине XVII в., чем где бы то ни было в Европе, а разорение промышленности у соседей благоприятствовало расширению рынков. Рядом с этими отраслями промышленности сохранялась и такая, как служба наёмниками в иностранных войсках. Государственные формы не развивались с той же быстротой, с какой шла вперёд экономическая жизнь. Сельские кантоны сохраняли свои демократические формы. В городских кантонах тоже сохранялись старые формы, по большей части принявшие ещё более аристократический характер вследствие уменьшения числа старинных родов, прекращения доступа новым людям в бюргерство и образования нового, численно весьма значительного, но политически бесправного промышленного населения. В Цюрихе, Берне и др. городах уже в XVI в. вывелся обычай поголовного опроса населения. Городские советы являлись органами или одних патрициев (Берн), или патрициев и бюргеров, ставших тоже аристократией. Город делал все возможное, чтобы задержать развитие деревни. Устраивая школы и университеты для себя, он запрещал устройство школ в деревне; он предписывал деревенскому люду продавать свои продукты не иначе как в своём городе и не иначе как в нём же покупать изделия городской промышленности. В Берне патриции сохранили за собой до самой революции исключительное право покупать привозимые в город сельскохозяйственные продукты в первые часы после открытия рынка. Ввиду таких политических условий, противоречия классовых интересов в XVII и XVIII в. обострялись и выражались в бунтах, восстаниях, усилении уголовных преступлений и увеличении суровости казней (квалифицированная смертная казнь введена в Ш. позже, чем где бы то ни было, но широко применялась до второй половины XVIII в., когда в других странах Европы она начала уже вымирать). Из более общих бунтов важен крестьянский бунт 1653 года, охвативший Базель, Берн, Золотурн, Люцерн.

В. В-в.

Спустя 3 года вспыхнула гражданская война («первая Вильмергенская») между католическими кантонами Швиц и Люцерн и протестантскими Цюрих и Берн, поводом к которой послужило жестокое преследование протестантов в Швице. После сильного поражения, нанесённого бернцам под Вильмергеном, воюющие стороны, при посредстве нейтральных кантонов и иностранных посланников, подписали мирный договор в Бадене, которым был восстановлен status quo. В 1712 г. из-за религиозной вражды снова возникла война между католическими и протестантскими кантонами; последние вмешались в конфликт между аббатом с.-галленским и протестантами Тоггенбурга. Война эта, известная под именем «второй Вильмергенской», окончилась поражением католиков под Вильмергеном и миром в Аарау, по которому бернцы получили графство Баден, завладев таким образом южной частью свободных фогтств. Перевес, со времени битвы при Каппеле (1531) принадлежавший католическим кантонам, перешёл к евангелическим кантонам. В общем, однако, религиозная рознь в XVIII в. уже потеряла свой прежний острый характер; зато усилился разлад между различными классами населения, доходивший не раз до открытых столкновений. Почти в течение всего XVIII в. идёт непрерывная борьба между олигархиями городов и деревенской демократией. В 1707 г. вспыхнуло восстание против олигархов в Женеве (Пётр Фатио), в 1713 г. — в Цюрихе; в 1723 г. майор Давель составил заговор с целью освободить Ваадт из-под владычества Берна; в 1749 г. в самом Берне началось народное движение, во главе которого стал Самуил Генци. Все эти волнения были с жестокостью подавлены. Также неудачно окончились движения в Женеве (1781-82) и во Фрейбурге (революция Шено, 1781-82), где произвол аристократической партии, захватившей в свои руки власть, дошёл до чрезвычайных размеров. Несмотря на столь сильный внутренний разлад, Ш. к концу XVIII в. достигла в области промышленности и торговли довольно значительного расцвета. На востоке особенно развилось хлопчатобумажное производство, в Цюрихе и Базеле — шёлковое; на западе сильное распространение получила фабрикация часов. Развилась значительно и торговля, несмотря на разные запретительные законы, долго стеснявшие свободное её развитие. Мало-помалу швейцарцы из воинственных наёмников, проливавших свою кровь за деньги на службе у иностранных государей, превратились в мирных промышленников и торговцев. XVIII в. является также эпохой интеллектуального развития и расцвета Ш. Альбрехт Галлер, Бернулли, Эйлер, Бодмер, Брейтингер, Соломон Гесснер, Лафатер, Песталоцци, И. фон Мюллер, Бонне, де Соссюр, Руссо и др. придают этой эпохе особенный блеск, который тем ярче подчёркивает политический упадок страны. Когда разразилась Великая французская революция, давно уже царившее в Ш. глухое недовольство прорвалось наружу. Несомненную роль сыграли при этом распространившиеся уже в Ш. идеи Руссо и пропаганда возникшего в 1790 г. в Париже революционного «Гельветического клуба», печатавшего и распространявшего в Ш., несмотря на усиление цензурных строгостей, пасквили и брошюры революционного содержания. Начались движения в Женеве, Нижнем Валлисе и Ваадте, быстро, впрочем, подавленные. В епископстве базельском возникла в 1792 г. небольшая Рауракская республика, просуществовавшая всего до мая 1793 г., когда она, по желанию самих граждан, была присоединена к Франции. Вскоре началось движение в епископстве санкт-галленском и в кантоне Цюрих, где правительство суровыми мерами по отношению к некоторым общинам, разыскивавшим доказательства своих старых прав, сильно возбудило против себя население. Между тем отношения между Конфедерацией и Францией становились все хуже и хуже. В 1797 г. Бонапарт присоединил к основанной им Цизальпинской республике Вальтелину, Бормио и Киавенну. Так как области эти не были непосредственно связаны с Конфедерацией, то это не послужило поводом к войне, тем более что Конфедерация, чувствуя свою слабость, всеми силами старалась сохранить нейтралитет. Раньше нейтралитет Ш. был полезен Франции, защищая в критические моменты часть восточной её границы; теперь существование соседнего независимого государства вовсе не входило в виды французского правительства, особенно Наполеона, думавшего создать из Ш. республику по образцу Цизальпинской, чтобы стать таким образом хозяином Альп и иметь в своих руках проходы в Италию. Вскоре представился и удобный случай для вмешательства во внутренние дела Ш. Изгнанный из Ваадта, по возвращении из России (в 1795 г.), Лагарп и базелец Окс вступили в сношения с французской директорией с целью добиться с её помощью политического переворота в Ваадте. 28 января 1798 г. французские войска, под предводительством генерала Менара, вступили в Ваадт, объявивший себя за несколько дней перед этим независимым от Берна, под именем Леманской республики. Предлогом для вступления французов послужило убийство двух французских гусаров. Вскоре затем ваадтские общины приняли составленную Оксом и одобренную директорией конституцию единой Гельветической республики, к которой присоединился также и Базель, и таким образом Леманская республика прекратила своё существование. Революционное движение быстро распространилось и в остальных кантонах. Только Берн сохранил своё прежнее олигархическое правление и приготовился к борьбе с французами. Несмотря на храброе сопротивление бернцев, генерал Брюн, заменивший Менара, разбил их и принудил город к капитуляции, причём победителям досталось около 40 млн. франков.

Гельветическая республика (1798-1803) и акт посредничества (1803-1815)

12 апреля представители 10 кантонов собрались в Аарау, где и была принята почти без обсуждений конституция единой и нераздельной Гельветической республики, заменившей собой прежний Союз 13 земель. Новая конституция провозгласила равенство всех перед законом, свободу совести, печати, торговли и ремёсел. Верховная власть была объявлена принадлежащей всем гражданам. Законодательная власть предоставлена сенату и Большому совету, а исполнительная власть — директории, состоявшей из 5 членов. Последняя выбирала министров и командиров войск и назначала префектов для каждого кантона. Кантоны делились на округа, с подпрефектом в каждом. Сначала к 13 старым кантонам прибавились Валлис, Леман, Ааргау, Беллинцона, Лугано, Ретия, Сарганс, Тургау и Санкт-Галлен, и число кантонов достигло 22. Но уже в мае того же года Ури, Швиц, Унтервальден и Цуг были соединены в один кантон — Вальдштеттен с главным городом Швиц; Сарганс и Гларус образовали кантон Линт, а Аппенцель и Санкт-Галлен — кантон Сентис. Между тем образ действий французов, наложивших значительную военную контрибуцию на некоторые кантоны, присоединивших к Франции Женеву (в апреле 1798 г.) и требовавших немедленного присоединения к Гельветической республике и остальных кантонов, вызвали в последних сильное волнение. Несмотря на свои слабые силы, они начали борьбу с французами и под начальством Алоизия фон Рединга одержали над ними несколько побед под Шинделлеги, Ротентурмом и Моргартеном. Скоро, однако, они вынуждены были уступить в столь неравной борьбе и присоединиться к Гельветической республике. В августе вспыхнуло последнее волнение в Нидвальдене, но оно вскоре было подавлено французами, с большой жестокостью. Вынужденная подписать 24 августа 1798 г. оборонительный и наступательный союз с Францией, Гельветическая республика во время войны Франции со второй коалицией (1799) сделалась главным театром военных действий (см. Революционные войны). Австрийские войска под начальством эрцгерцога Карла вступили в Ш., заняли восточную Ш., учредили в Цюрихе временное правительство и объявили в прокламации от 30 марта, что они пришли не подчинить швейцарцев, а наоборот, освободить их от французского ига. Все это вызвало народное восстание. Правительство Гельветической республики было поставлено в критическое положение. Лагарп, получивший диктаторскую власть, пытался было подавить восстание суровыми мерами, но неудачно. Гельветическая директория, не чувствуя себя в безопасности в Люцерне, 31 мая 1799 г. удалилась в Берн. Когда счастье перешло на сторону французов, восстание удалось подавить. Между тем продолжительные военные действия гибельно влияли на благосостояние страны. Всюду царило глухое недовольство существующим порядком. Вскоре после падения французской директории (18 брюмера) и гельветическая директория вынуждена была сложить с себя власть и передать её в руки исполнительного комитета (7 января 1800 г.). Последний 8 августа 1800 г. изменил конституцию 1798 г., заменив оба совета одним законодательным корпусом. Исполнительная власть была вручена особой комиссии из 7 членов. Переворот этот не способствовал успокоению страны. Образовались 2 партии: унитариев, приверженцев единой Гельветической республики с централизованной властью, и федералистов, сторонников прежней кантональной системы. При содействии Бонапарта начались между обеими партиями переговоры, результатом которых явился новый пересмотр конституции в Мальмезоне (30 апреля 1801 г.). Отдельным кантонам были предоставлены значительные полномочия, учреждены сейм (77 членов) и сенат (25 членов), исполнительная власть вручена малому совету (4 члена). Когда 7 сентября 1801 г. унитариям, составлявшим большинство на сейме, удалось изменить конституцию в смысле ещё большей централизации власти, федералисты вышли из состава сейма. Начались снова волнения; власть несколько раз переходила от унитариев к федералистам и обратно. Аристократическо-федералистическая партия, получив поддержку от Бонапарта, 28 октября 1801 г. захватила власть в свои руки, но удержала её недолго. Постоянные волнения в Ш., ослаблявшие обе партии, благоприятствовали замыслам Бонапарта, давая ему возможность вмешиваться, в качестве посредника, в швейцарские дела. Он позволил унитариям снова произвести переворот (17 апреля 1802 г.) и затем вывел из Ш. французские войска. Обстоятельство это послужило сигналом к общему восстанию федералистов. Гельветическое правительство вынуждено было бежать из Берна в Лозанну и обратилось с просьбой о посредничестве к первому консулу. Последний приказал восставшим положить оружие и предложил прислать в Париж представителей обеих партий, чтобы вместе с ними выработать проект новой конституции. Для подкрепления своих требований он приказал Нею, с армией в 12 тыс. человек, снова вступить в Ш. 19 февраля 1803 г. новая федеральная конституция, получившая название Акта посредничества, торжественно была вручена Бонапартом швейцарским комиссарам. Конституция эта, выработанная путём уступок обеих партий, принесла успокоение стране. Ш. образовала союзное государство из 19 кантонов. Кантоны должны были оказывать содействие друг другу в случае внешней или внутренней опасности, не имели права воевать друг с другом, а также заключать договоры между собой или с другими государствами. Во внутренних делах кантоны пользовались самоуправлением. Кроме 13 старых кантонов, в состав Союза вошли Граубюнден, Ааргау, Тургау, Санкт-Галлен, Ваадт и Тессин. Валлис, Женева и Невшатель в состав Союза не вошли. Каждый кантон с населением свыше 100000 имел на сейме два голоса, остальные — по одному. Во главе Союза стоял ландамман, избиравшийся ежегодно по очереди кантонами Фрейбург, Берн, Золотурн, Базель, Цюрих и Люцерн. 27 сентября 1803 г., во Фрейбурге, Ш. заключила с Францией оборонительный и наступательный союзный договор, по которому она обязалась доставлять Франции армию в 16000 человек. Обязательство это легло на Ш. тяжёлым бременем, но в общем Ш. страдала от воинственных предприятий Наполеона менее, чем все другие вассальные государства. После битвы при Лейпциге (1 813) союзный сейм решил соблюдать строгий нейтралитет, о чем и сообщил воюющим странам. Император Александр I, заимствовавший от своего воспитателя Лагарпа симпатии к швейцарцам, обещал заботиться о сохранении нейтралитета Ш. Это вовсе не входило в планы Австрии, с неудовольствием смотревшей на развитие либеральных движений в Ш. и желавшей подчинить её своему влиянию. 21 декабря 1813 г. австрийцы перешли Рейн, чтобы пройти через Ш. во Францию. С их вступлением в Ш. сторонники свергнутых аристократических правительств подняли голову. В Берне, Фрейбурге, Золотурне и Люцерне были снова восстановлены прежние правительства, а 29 декабря федеральный сейм, собравшийся в Цюрихе, отменил и акт посредничества. Берн, во главе 7 других кантонов, потребовал даже возвращения подчинённых прежде областей, но цюрихский сейм отказал в этом. Кантоны, ставшие на сторону реакции, созвали свой собственный сейм в Люцерне. Вследствие вмешательства держав, особенно императора Александра I, решительно высказавшегося за независимость новых кантонов, люцернский сейм был распущен, и недовольные кантоны также послали своих представителей на сейм в Цюрихе. К 7 сентября 1814 г. сейм из представителей 19 кантонов выработал новый союзный договор, одобренный державами на Венском конгрессе и санкционированный 7 августа 1815 г. Декларацией, подписанной 20 марта 1815 г., державы признали вечный нейтралитет Швейцарского союза и гарантировали целость и неприкосновенность его границ. Валлис, Женева и Невшатель были присоединены к Союзу, в состав которого вошли таким образом 22 кантона. Берн за потерю Ваадта и Ааргау был вознаграждён городом Билем и большей частью епископства базельского. Несмотря, однако, на нейтралитет, после возвращения Наполеона с Эльбы, Ш. снова вынуждена была принять участие в борьбе с французами, за что после второго парижского мира получила 3 млн. франков и незначительные территориальные приращения.

Ш. при действии договора 1815 г. (1815-1848)

Союзный договор 7 августа 1815 г. снова превратил Ш. в ряд самостоятельных государств, слабо связанных между собой общими интересами. Верховная власть хотя и принадлежала сейму, но деятельность его была весьма слабая. Он собирался по очереди в трёх форортах (первенствующих кантонах) — Цюрихе, Берне и Люцерне. Это обстоятельство не способствовало последовательности в делах, так как в промежутках между созывом сейма делами заведовал президент форорта, в котором заседал сейм, и дела переходили из одного форорта в другой. Кантональные конституции постепенно были изменены в консервативно-аристократическом духе. Все усилия либеральной оппозиции были направлены на введение демократических конституций в кантонах и на усиление связи кантонов между собой. Первыми кантонами, задумавшими пересмотр, явились Аппенцель, Ваадт, Тессин и Люцерн. Разразившаяся в 1830 г. польская революция дала сильный толчок движению. Начался целый ряд народных демонстраций, с требованием народовластия, равенства прав, разделения властей, свободы печати и т. п. 12 кантонов изменили свод конституции в демократическом духе, и таким образом переворот совершился без всяких кровопролитных столкновений. В других кантонах дело шло не так мирно. В Невшателе дело дошло до вооружённого столкновения республиканцев с правительством; Базельский кантон после 2-летней упорной борьбы между городом и сельскими общинами разделился на два полукантона; в Швице борьба между Альт-Швицем и окраинными округами также чуть не привела к разделению кантона на 2 полукантона. 17 марта 1832 г. семь кантонов: Цюрих, Люцерн, Берн, Золотурн, Санкт-Галлен, Ааргау и Тургау подписали в Люцерне так называемый Siebenerkonkordat (договор семи), с целью взаимной гарантии своих конституций и пересмотра союзного договора. Как противовес этому союзу образовался вскоре другой — между малыми местными кантонами, Базелем и Невшателем (14 ноября 1832 г.), получивший название «Сарненской лиги». Проект пересмотра союзного договора, предложенный на утверждение кантонов, был отвергнут, и вопрос о пересмотре пришлось отложить на неопределённое время. Многочисленные политические беглецы (польские повстанцы, германские республиканцы, итальянские карбонарии и др.), находившие себе убежище в Ш., вовлекли последнюю в 1834-38 гг. в целый ряд дипломатических столкновений с иностранными державами. С Францией, вследствие отказа Тургауского правительства удалить натурализовавшегося в Тургау принца Людовика-Наполеона, дело чуть не дошло даже до вооружённого столкновения, улаженного только благодаря добровольному отъезду принца в Англию. В то же время и внутри Союза начались сильные раздоры из-за вопроса о вероисповеданиях. Либеральные партии в Ш. уже давно с неудовольствием смотрели на реакционное католическое духовенство, враждебно относившееся к демократическому движению 1830 г. С целью разграничить права государства от прав церкви и положить предел властолюбию католического духовенства, люцернское правительство созвало 20 января 1834 г. в Бадене конференцию, в которой приняли участие кантоны Люцерн, Берн, Золотурн, Санкт-Галлен, Ааргау, Тургау и Базель сельский. Конференция выработала целый ряд статей, предложенных потом на утверждение отдельных кантонов, но почти всюду эти статьи были отвергнуты, чем был нанесён сильный удар либеральной партии. В Санкт-Галлене для защиты католической церкви образовался особый католический союз. Берн вынужден был отказаться от баденских статей под давлением Франции, к которой жители бернской Юры обратились с просьбой о защите (1836). Начавшееся в Цюрихе сильное возбуждение, вследствие приглашения на университетскую кафедру догматики Давида Штрауса (см.), окончилось государственным переворотом (см. Цюрих). Радикальное правительство было низложено и заменено консервативным, удержавшимся, однако, всего около двух лет. Сильные волнения из-за вопросов вероисповедания произошли также в Гларусе, Тессине, Золотурне и Валлисе. Особенно сильно возбуждение было в Ааргау; здесь вспыхнул открытый мятеж, подавленный правительством, получившим помощь от Берна и Цюриха. Так как главными подстрекателями к мятежу оказались монахи, то ааргауское правительство не замедлило распорядиться закрытием 8 монастырей. Это вызвало волнение в католических кантонах, особенно в Люцерне. Сильная там консервативно-ультрамонтанская партия, руководимая Зигвартом Мюллером, Иосифом Леем и Бернардом Мейером, успела добиться пересмотра конституции и изменения её по своему желанию. Ободрённые таким успехом ультрамонтаны, на основании одной из статей союзного договора 1815 г. о гарантии монастырей, потребовали на сейме в Берне восстановления монастырей в Ааргау. Когда сейм 31-го августа 1841 года ограничился восстановлением 4 женских монастырей, кантоны Люцерн, Ури, Швиц, Унтервальден, Цуг и Фрейбург решили выделиться из Союза, если их требование о восстановлении монастырей не будет выполнено (1843). Вооружённое столкновение в Валлисе двух обществ — Старой и Молодой Швейцарии, окончившееся полным торжеством клерикальной партии, и призвание иезуитов в Люцерн ещё более усилили раздражение между клерикалами и радикалами. После того как предложение кантона Ааргау об удалении иезуитов из Ш. не было поддержано большинством на сейме, люцернские радикалы задумали силой отнять власть у клерикального правительства (8 декабря 1844 г.), но потерпели неудачу. Так же печально кончилось и нападение на Люцерн 31 марта 1845 г. вольных партизан из других кантонов, под начальством люцернца Штейгера и бернца Оксенбейна. Ультрамонтанские кантоны — Люцерн, Ури, Швиц, Унтервальден, Цуг, Фрейбург — заключили между собой формальный союз (Зондербунд), с военной организацией (15 сентября 1845 г.). Когда содержание этого договора, раньше сохранявшегося в тайне, стало известно сейму, собравшемуся 5 июля 1847 г. в Берне, последний объявил существование отдельного союза несовместимым с условиями союзного договора. Затем, так как после победы радикальной партии в Цюрихе, Берне, Санкт-Галлене и Женеве, большинство оказалось на стороне сейма, он приказал кантонам Зондербунда уничтожить свой договор и прекратить своё вооружение. В то же время сейм решил приступить к пересмотру союзного договора и удалить иезуитов из Ш. (3 сентября). Кантоны Зондербунда, надеясь на помощь иностранных держав, особенно Австрии и Франции, упорно отклоняли всякие попытки к примирению, делавшиеся сеймом. 21 октября сейм приказал генералу Дюфуру выступить с 6 дивизиями и занять враждебные кантоны. Союзная армия в 100000 человек принудила к капитуляции Фрейбург и Цуг, оттеснила 23 ноября, после ожесточённого боя, зондербундскую армию, под начальством генерала Салис-Солио, из её укреплённой позиции у Люцерна и заняла этот город. Тогда и остальные кантоны вынуждены были покориться; Зондербунд распался. В покорённых кантонах были произведены соответственные изменения конституций и правительств и, кроме того, они должны были уплатить военные издержки. Исход войны решил в благоприятном смысле и вопрос о пересмотре союзного договора 1815 г. 18 января 1848 г. сейму была вручена коллективная нота Австрии, Пруссии, Франции и России о том, что державы не допустят никаких изменений против договора 1815 г. Союзный сейм решительно высказался против права держав на вмешательство в швейцарские дела. Февральская революция 1848 г. отвлекла внимание держав от Ш., но ещё раньше союзный сейм назначил особую комиссию из 25 членов для выработки проекта новой конституции. Проект этот 15 мая был представлен сейму и принят большинством 15 1/2 кантонов, с населением в 1900000 человек, против 61/2 кантонов (Ури, Швиц, Унтервальден, Цуг, Аппенцель-Иннерроден, Тессин и Валлис), с населением в 292000 человек. Конституция эта, составленная по образцу конституции Соединённых Штатов Северной Америки, в основных своих чертах похожа на ныне действующую в Ш. конституцию. Вместо прежнего сейма, члены которого, в качестве уполномоченных, были связаны инструкциями своего кантона, было учреждено свободное в подаче голосов союзное собрание (Bundesversammlung), состоявшее из совета чинов (Ständerath), т. е. на представителей отдельных кантонов, и национального совета (Nationalrath), представляющего собой весь швейцарский народ. Подобная система имела целью совместить сильный ещё в то время кантональный дух с национальным. В первый совет депутаты посылались и избирались отдельными кантонами, по два от каждого кантона, во второй депутаты избирались народом по округам, по 1 депутату на 20000 жителей. Исполнительная власть была вручена союзному совету (Bundesrath) из 7 членов, избиравшихся союзным собранием. Председатель союзного совета, избираемый на 1 год, получил название президента Союза. Был также учреждён особый союзный суд (Bundesgericht) для разбора столкновений между отдельными кантонами. Местом пребывания властей Союза был избран Берн, где 6 ноября 1848 г. и было созвано первое союзное собрание, избравшее первый союзный совет.

Швейцария при действии конституций 1848 и 1874 гг

Со времени объявления (12 сентября 1848 г.) новой конституции, превратившей Ш. из слабого союза отдельных кантонов в союзное государство с прочным политическим строем, начинается новая эпоха в истории Ш., ознаменованная наступлением всеобщего мира и полного порядка в стране. Новые власти Союза выказали чрезвычайно плодотворную организаторскую деятельность. Было приступлено к объединению почты, телеграфа, таможенного ведомства, а также системы денег, мер и весов. Таможенные заставы между отдельными кантонами, а также дорожные и мостовые пошлины были отменены; при поддержке Союза проведены новые дороги и каналы; в Цюрихе устроен союзный политехникум (1854) и т. д. Устройство железных дорог, после долгих споров в обоих советах, было предоставлено частной инициативе. Отношения с иностранными державами тоже были дружественные, хотя германский союзный сейм и Австрия были недовольны тем, что германские и итальянские политические выходцы находили себе убежище в Ш. Только в 1856 г. Ш. едва не была вовлечена в войну с Пруссией из-за событий в Невшателе. В этом кантоне ещё 1 марта 1848 г., благодаря восстанию республиканцев, был положен конец власти прусского короля и учреждена республика, но роялисты не теряли надежды захватить в свои руки власть и произвели в сентябре 1856 г. мятеж, окончившийся полной неудачей и многочисленными арестами. Пруссия потребовала немедленного освобождения арестованных, грозя в противном случае войной. Благодаря посредничеству Наполеона III, столкновение это было улажено: союзный совет освободил роялистов, а прусский король признал независимость Невшателя (26-го мая 1857 г.). Когда в 1 8 60 г. Сардиния уступила Франции Савойю, Ш., основываясь на правах, предоставленных ей Венским конгрессом, заявила свои притязания на северную Савойю, но права эти не были признаны Францией. В 1867 г. союзный совет заключил международную конвенцию относительно прорытия С.-Готардского туннеля, утверждённую обоими советами 22 июля 1870 г. Во время франко-прусской войны 1870 г. Ш. выставила для защиты своего нейтралитета значительные военные силы. Когда французская восточная армия, отступая перед пруссаками, перешла швейцарскую границу (1-го февраля 1871 г.), она была обезоружена и размещена в пределах Ш. Между тем борьба партий внутри Ш. не прекращалась, но действия их, за очень немногими исключениями, не выходили из пределов законности. В 1869 г. Цюрих, а в 1870 г. и некоторые другие кантоны (Тургау, Люцерн, Берн, Золотурн, Ааргау) изменили свои конституции в демократическом духе, введя референдум (см.) и инициативу (право известного числа граждан предлагать законы). Первая попытка пересмотра союзной конституции, в 1866 г., не удалась. В 1872 г. составлен был новый проект конституции, значительно расширявший компетенцию Союза: он предоставлял Союзу право издавать законы о железных дорогах, банках, страховых обществах и фабриках, а также законы о браках, подчинял его компетенции военное дело, отменял смертную казнь и телесные наказания, гарантировал полную свободу совести и вероисповедания, объявлял элементарное школьное образование обязательным и бесплатным и вводил факультативный референдум также и для Союза. Против проекта оказались не только клерикалы и консерваторы, но и часть либералов; 12 мая 1872 г. он был отвергнут большинством 13 кантонов (261096 голосов) против 9 (255585 голосов). Союзный сейм, успев склонить на свою сторону оппозиционных либералов, немного изменил первоначальный проект в смысле меньшей централизации. В таком изменённом виде конституция была принята 19 апреля 1874 г. 14 1/2 кантонами (340199 голосов) против 7 1/2 (198013 голосов) и вступила в силу 29 мая 1874 г. Изменения первоначального проекта заключались в том, что некоторые области военного дела были поручены ведению кантональных правительств, и Союзу было предоставлено право издавать гражданские законы только по некоторым определённым вопросам. Зато в церковных делах новая конституция значительно расширила права Союза. Учреждение епископств было поставлено в зависимость от согласия Союза; учреждение новых монастырей было совсем запрещено. Постановления новой конституции об отношениях к церкви были следствием культуркампфа, возгоревшегося и в Ш. Когда базельский епископ Лаша, несмотря на запрещения входивших в состав этой епархии кантонов (Золотурн, Люцерн, Цуг, Берн, Ааргау, Тургау и Базель сельский), провозгласил догмат о папской непогрешимости и отрешил нескольких священников, не хотевших признавать этот догмат, от должности, то упомянутые кантоны (кроме Цуга и Люцерна) низложили его. Лаша переехал из Золотурна в Люцерн. Другой конфликт с римской курией произошёл в Женеве, где курия, против воли союзного и кантонального правительств, хотела восстановить бывшее женевское епископство, назначив священника Мермилльо апостолическим викарием. Когда Мермилльо отказался отречься от своего звания, союзный совет запретил ему пребывание в Ш. (17 февраля 1873 г.). Наконец, вследствие того, что папа в энциклике от 23 ноября назвал поведение швейцарских властей «позорным», союзный совет окончательно порвал с римской курией. Настойчивость, с которой швейцарские власти отстаивали новые церковные законы, побудила наконец курию к уступкам. Католическое духовенство в 1878 г. согласилось признать новые церковные законы; курия отказалась от своего намерения учредить епископство в городе Кальвина и в 1884 г. восстановила базельское епископство. Лаша был назначен апостолическим администратором кантона Тессин, который при этом окончательно отделился от епископств Комо и Милана и в 1888 г. официально соединился с епископством базельским. В 1874 г. в Лозанне был учреждён постоянный союзный суд; в том же году состоялась реорганизация военного дела. Законом 1875 г. введён обязательный гражданский брак. В 1877 г. фабричным законом, установившим нормальный рабочий день в 11 часов, было положено начало законодательству по защите интересов рабочего класса. В 1880 г. установлено общешвейцарское торговое и вексельное право и усилен надзор за железными дорогами. 18 мая 1879 г. изменена статья конституции, запрещавшая смертную казнь. 25 октября 1885 г. введена монополия на спирт, доходы с которой должны, однако, выплачиваться Союзом кантонам. Народным голосованием 26 октября 18 9 0 г. Союзу предоставлено право устройства государственного страхования на случай болезни или несчастья. Пятый частичный пересмотр 5 июля 1891 г. сделал возможным изменение отдельных статей конституции посредством народной инициативы, а шестой, 18 октября 1 891 г., предоставил Союзу кредитную монополию. Потребованное в 1894 г. социалистами «право на работу», а также предложение федералистов-ультрамонтанов, касавшееся разделения таможенных доходов между Союзом и кантонами, были отвергнуты. Точно так же была отвергнута предложенная союзными властями полная централизация военного дела. Хорошие отношения Ш. с соседними государствами иногда нарушались из-за социалистов, которые, вследствие германского закона о социалистах, искали убежища в Ш. Союзный совет разрешал им оставаться в Ш. лишь до тех пор, пока они ограничивались теоретическим изложением своих идей, но высылал их, если они компрометировали себя оскорблением дружественных правительств или революционной пропагандой. Несмотря на это, германское правительство не переставало следить, при помощи своих шпионов, за социалистами в Ш., а высылка союзным советом одного такого шпиона из пределов Ш. вызвала в 1889 г. конфликт между Ш. и Германией, вскоре, однако, улаженный. Вообще Ш., как нейтральная страна, занимает довольно почётное положение между остальными государствами Европы. Швейцарскому союзному совету поручено, например, руководство многими международными учреждениями, часть которых вызвана притом к жизни инициативой Союза. К таким учреждениям относятся: Женевская конвенция (1864), Всемирный почтовый союз (1878), Международный телеграфный союз (1875), Союз для защиты права собственности на произведения промышленности (1883) и искусства (1888) и др. В 1889 г. союзный совет пригласил промышленные государства Европы на конференцию для выработки международного законодательства по защите интересов рабочих, но вскоре взял это приглашение обратно, так как с подобным предложением обратился в феврале 1890 г. к державам и император Вильгельм II. В августе 1891 г. Ш. праздновала 600-летие существования Союза.


Страны Европы: История
Австрия | Албания | Андорра | Белоруссия | Бельгия | Болгария | Босния и Герцеговина | Ватикан | Великобритания | Венгрия | Германия | Греция | Дания | Ирландия | Исландия | Испания | Италия | Казахстан¹ | Латвия | Литва | Лихтенштейн | Люксембург | Македония | Мальта | Молдавия | Монако | Нидерланды | Норвегия | Польша | Португалия | Россия | Румыния | Сан-Марино | Сербия | Словакия | Словения | Турция¹ | Украина | Финляндия | Франция | Хорватия | Черногория | Чехия | Швейцария | Швеция | Эстония
Зависимые территории: Аландские острова | Гернси | Гибралтар | Джерси | Остров Мэн | Ян-Майен | Фарерские острова | Шпицберген
Непризнанные государства (де-факто независимые): Абхазия | Косово и Метохия | Приднестровье | Южная Осетия
¹ В основном в Азии



При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home