Осетино-ингушский конфликт

Осетино-ингушский конфликт - этно-политический конфликт на территории Пригородного района Северной Осетии, приведший к вооружённым столкновениям, многочисленным жертвам и исходу ингушского населения. До сих пор (2006) не урегулирован.

Содержание

История

До конца XIV века на территории Пригородного района жили аланы, с конца XVIII века до 1850-1860-х годов — ингуши, затем до 1922 года — казаки, впоследствии выселенные отсюда новой, Советской, властью.

С 1922 Пригородный район стал частью Ингушской автономной области, а с 15 января 1934 — Чечено-Ингушской АССР (ЧИАССР).

7 марта 1944, после депортации чеченцев и ингушей в Казахстан и Сибирь, район включили в состав Северо-Осетинской АССР и заселили осетинами.

24 ноября 1956 президиум ЦК КПСС принял постановление о восстановлении национальной автономии чеченского и ингушского народов, но Пригородный район остался в составе Северной Осетии. В качестве компенсации в состав ЧИАССР были включены три района Ставропольского края — Наурский, Шелковской и Каргалинский.

В 1963 руководство Северной Осетии частично изменило границы района, исключив из него часть поселков с ингушским населением и присоединив территории на левом берегу Терека. Тогда же ингуши впервые поставили вопрос о возвращении территории, но получили отказ.

Современность

26 апреля 1991 Верховный совет РСФСР принял закон «О реабилитации репрессированных народов» (http://www.hro.org/docs/rlex/repress/910426.php), предусматривавший, среди прочего, территориальную реабилитацию ингушей.

4 июня 1992 Верховный совет РФ принял закон «Об образовании Ингушской республики в составе РФ» без демаркации границ (границы до сих пор не определены).

31 октября 1992 в Пригородном районе был спровоцирован вооружённый конфликт между ингушами и осетинами. 1 ноября президент России Борис Ельцин ввёл в зону конфликта войска, во враждующих республиках была создана временная администрация. За время столкновений (по 4 ноября) с обеих сторон погибло до 600 человек, свыше 900 было ранено. Почти всё ингушское население Пригородного района (свыше 30 тыс.) было вынуждено покинуть свои дома и бежать в соседнюю Ингушетию.

За период после конфликта стороны неоднократно подписывали соглашения о преодолении его последствий. Последнее из них было подписано после избрания Мурата Зязикова президентом Ингушетии в 2002. Подписанные соглашения, однако, не устранили всех имеющихся проблем. Ингуши требуют возвращения беженцев в Пригородный район и исполнения федеральных законов «О реабилитации репрессированных народов» и «Об образовании Ингушской республики». Ингушская сторона убеждена, что Северная Осетия затягивает процесс возвращения переселенцев, а в Северной Осетии считают, что ингуши завышают число беженцев, и указывают на то, что в Пригородном районе до сих пор нет необходимого морально-психологического климата для совместного проживания представителей двух народов.

Часть беженцев удалось вернуть, однако в некоторых сёлах возвращению ингушей яростно сопротивляются местные жители — осетины. Ситуацию осложняет продолжающийся конфликт между Грузией и Южной Осетией, в результате которого сама Северная Осетия тоже была вынуждена размещать у себя беженцев-осетин из Южной Осетии.

2004—2005

7 октября 2004 президент Владимир Путин подписал указ «О мерах по совершенствованию деятельности государственных органов по развитию отношений между Республикой Северная Осетия-Алания и Республикой Ингушетия», согласно которому была упразднена должность специального представителя президента России по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта и его аппарат. Обязанности по решению проблем беженцев были возложены на полномочное представительство президента РФ в ЮФО.

В 2005 проблема урегулирования осетино-ингушского конфликта приобрела особую актуальность. В соответствии с законом о местном самоуправлении, субъекты федерации должны были до 31 марта закончить и законодательно закрепить разграничение муниципальных образований. Ингушетия оказалась единственным регионом России, где не определены административные границы республики, так как Народное собрание Ингушетии отказалось обсуждать закон «О муниципальных образованиях Республики Ингушетия». По мнению депутатов, границы муниципальных образований Ингушетии должны быть обозначены с учётом ранее входивших в ее состав территорий, согласно «Закону о реабилитации репрессированных народов», который предполагает возвращение этим народам отторгнутых у них ранее земель. Однако указанный закон вступает в противоречие с российским законодательством, согласно которому границы между субъектами Федерации могут быть изменены только с их взаимного согласия. Народное собрание Ингушетии полагает, что сначала нужно вернуть республике «спорные территории», а уже потом определять границы муниципалитетов.

В марте 2005 депутаты Госдумы и сенаторы от Ингушетии обратились к президенту Путину с просьбой помочь в определении границ республики с Северной Осетией и Чечнёй. Аналогичное обращение было направлено полномочному представителю президента РФ в Южном федеральном округе Дмитрию Козаку, которому предлагалось, в частности, обратить внимание на «возвращение в состав республики Пригородного района».

В апреле 2005 Дмитрий Козак предложил президентам Северной Осетии и Ингушетии Александру Дзасохову и Мурату Зязикову подписать подготовленный под его руководством и при помощи Федеральной миграционной службы, Министерства юстиции и Госстроя план «Первоочередные совместные действия по урегулированию осетино-ингушского конфликта октября — ноября 1992 года». В документе подробно расписаны сроки возвращения беженцев и места для их расселения, указаны ответственные за процесс ведомства, а также определён механизм решения территориальных споров между республиками в Конституционном суде России.

Дзасохов, однако, отказался его подписать, заявив, что документ не имеет финансовой базы и может спровоцировать в республике новый виток напряжённости. При этом он также признал, что активизация процесса по возвращению ингушских беженцев после бесланской трагедии может быть неправильно понята жителями республики, так и не получившими извинений от ингушских семей, чьи представители оказались в группе террористов, захвативших школу в Беслане.

Существует мнение, что именно отказ Александра Дзасохова подписать этот документ стал причиной его последующей отставки, которая произошла 31 мая 2005.

На президента Ингушетии Мурата Зязикова, со своей стороны, оказывает давление ингушское общественное движение «Ахки-Юрт», требующее вернуть Пригородный район.

Существуют различные мнения в отношении количества ингушских беженцев, остающихся пока за пределами Северной Осетии. Максимальное число, которое называется, — 20 тысяч[Источник?]. Как заявил Александр Дзасохов в интервью газете «Коммерсант» от 8 апреля 2005, Федеральная миграционная служба располагает зарегистрированными заявлениями от 10 816 беженцев. В то же время, по его словам, в настоящее время число ингушей, проживающих в Северной Осетии, уже превосходит общее число живших здесь ингушей к моменту конфликта 1992 года.

9 августа 2005 года парламент Северной Осетии оспорил в Конституционном суде РФ пункты закона «О реабилитации репрессированных народов», касающиеся территориальных вопросов, но этот запрос пока не принят к рассмотрению Конституционным судом.

2006

8 февраля на совещании у полпреда президента РФ в Южном федеральном округе Дмитрия Козака был принят план мероприятий по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. Оказалось, однако, что этот план возвращения ингушских беженцев устраивал лишь осетинскую сторону. Народное собрание Ингушетии отвергло его, поскольку, по мнению депутатов, предложенный вариант урегулирования грубо нарушает конституционные права ингушей — вместо возвращения в свои дома, ингушским беженцам предлагают обустраиваться на новых землях, причём это переселение может затянуться на годы.

В связи с этим депутаты ингушского парламента направили Владимиру Путину обращение, в котором указывают на проосетинскую позицию, занятую полпредом.

Как заявляет осетинская сторона, Северная Осетия согласна на возвращение беженцев, но из чуть более 7 тыс. лиц, которые, по данным Федеральной миграционной службы, имеют такой статус (по ингушским данным, их почти вдвое больше), у 4 тыс. отсутствуют документы на жильё на территории Северной Осетии, а ещё 1200 человек не определились, хотят ли они возвращаться. Около 1100 беженцев проживали в зоне, которая в недавнее время была объявлена «водоохранной» и закрытой для проживания кого бы то ни было, а также в населённых пунктах, уже «открытых» для возвращения беженцев. По словам осетинской стороны, тем беженцам, кто проживал в водоохранной зоне, предложено переехать в другие населённые пункты, но этому препятствуют «деструктивные силы».

Ещё одна серьёзная проблема состоит в том, что в части покинутых ингушами домов живут беженцы из Грузии, Чечни и Средней Азии, и североосетинские власти опасаются, что их выселение создаст ещё один источник напряженности. В качестве альтернативы сейчас ведётся строительство специального посёлка Новый для расселения семей беженцев.

В августе 2006 руководитель Национального антитеррористического комитета Николай Патрушев на совещании глав субъектов ЮФО, которые одновременно являются руководителями антитеррористических комиссий в своих регионах, заявил, что «успешные контртеррористические операции в Чечне послужили толчком для переноса террористической деятельности в сопредельные с Чечней регионы». Участились теракты в Ингушетии и Северной Осетии, население которых усиленно вооружается. Возросло количество преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия. Вновь обострились отношения между Ингушетией и Северной Осетией. Летом 2006 в населённых пунктах на административной границе между республиками была совершена целая серия убийств и взрывов.

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home