Радикальный конструктивизм

Радикальный конструктивизмэпистемологический подход, согласно которому знание принципиально не может соответствовать объективной реальности или «отражать» её, поскольку единственный доступный индивиду «реальный мир» представляет собой конструкцию (систему конструктов), порождаемую самим индивидом в процессе познания на основе своего сенсорного опыта. Основными представителями радикального конструктивизма считаются Эрнст фон Глазерсфельд, Пауль Ватцлавик и Хайнц фон Фёрстер.

Центральную парадигму радикального конструктивизма Глазерсфельд формулирует следующим образом[1]:

  • знание не обретается пассивным образом, оно активно конструируется познающим субъектом;
  • функция познания носит адаптивный характер и служит для организации опытного мира, а не для открытия онтологической реальности.

Содержание

Общие сведения

Радикальность конструктивизма состоит в его резком отмежевании от всех форм традиционной эпистемологии, допускающей в той или иной мере соответствие знания объективной реальности.[2] В радикальном конструктивизме происходит «сдвиг проблематики» в сравнении с предшествующими конструктивистскими подходами. В центре внимания радикального конструктивизма находится не проблема обоснования знания, а исследование самого процесса (биологического, нейрофизиологического, психологического) создания конструкций (конструктов), которые оказываются «последней реальностью», с которой может иметь дело человеческое познание. Центральное место занимает вопрос о том, как возникает знание наблюдателя о мире, который он воспринимает как свой собственный мир.[3]

Согласно А. В. Кезину[3], основные философские утверждения радикального конструктивизма можно сформулировать в виде следующих тезисов:

  • Познание — активный процесс конструктивной деятельности субъекта.
  • Познание имеет адаптивное значение и нацелено на приспособление и выживание.
  • Познание служит организации внутреннего мира субъекта, а не задачам описания объективной онтологической реальности.
  • Научное познание в конечном счете должно служить практическим целям.

Методологическая позиция радикального конструктивизма применима к психотерапии и психиатрии, ряду областей гуманитарнонаучных и социологических исследований, нейронауке и физике, а также другим дисциплинам.

История

По всей видимости, термин «радикальный конструктивизм» впервые был использован Эрнстом фон Глазерсфельдом в работе «Радикальный конструктивизм и концепция познания Пиаже» (1978).[4] Официальной датой рождения философии радикального конструктивизма считается 1981 год, когда под редакцией американского психолога П. Ватцлавика на немецком языке был опубликован сборник «Изобретённая действительность». В предисловии Ватцлавик разъясняет, что такое конструктивизм, а в главе «Введение в радикальный конструктивизм» фон Глазерсфельд дает исчерпывающее обоснование радикальному конструктивизму как «нетрадиционному направлению в эпистемологии».[1]

Философскими предшественниками радикального конструктивизма можно назвать Джамбаттиста Вико, Ханса Файхингера, Фердинанда де Соссюра, Грегори Бейтсона и Жана Пиаже.[3] Само понятие «радикальный конструктивизм» впервые было использовано именно применительно к теории генетической эпистемологии Пиаже[5], считавшего, что приспосабливаться значит находить возможности и средства, чтобы обходить сопротивления и препятствия переживаемого окружающего мира. Это можно назвать выстраиванием, конструированием подходящих и содействующих выживанию способов действия и поведения. Исходя из этого понимания знания Пиаже отказался от традиционной теории познания и начал формировать собственную теорию «генетической эпистемологии».[3]

Естественно-научные основания

Основным естественно-научным источником радикального конструктивизма является парадигма самоорганизации. В биологии парадигма самоорганизации нашла свое воплощение в концепции аутопоэзиса Умберто Матураны и Франсиско Варелы.

Автопоэтические системы — это системы, которые сами себя воссоздают, единственным продуктом их организации являются они же сами. В автопоэтической системе в виду её информационной замкнутости представления о внешнем окружении всегда формируются на основе «внутренних» состояний системы. Любой наблюдатель также может оказываться в роли наблюдаемого субъекта с аналогичными ограничениями. Согласно концепции автопоэзиса, учитывая, что этот процесс смены наблюдателей может быть фактически бесконечным, можно утверждать, что «последнего наблюдателя» не существует, как не существует и привилегированной системы наблюдения, или абсолютного, объективного знания о мире как таковом. Конструктивистская проблема познания ограничивается взглядом наблюдателя, наблюдаемого другими наблюдателями. Наблюдения рассматриваются как когнитивные операции, осуществляющиеся не людьми, а системами. Поэтому конструктивизм определяют как теорию систем наблюдения.[3]

Психологические основания

Один из основателей радикальноконструктивистского подхода, психотерапевт Пауль Ватцлавик работал под руководством Грегори Бейтсона в Институте психических исследований в Пало-Альто. Бейтсон считал, что люди сами создают воспринимаемый мир, поскольку подвергают селекции воспринимаемую реальность, чтобы привести её в соответствие со своими представлениями о мире.[6]

Ватцлавик сформулировал понятие коммуникативной реальности, описывая его следующим образом[6]:

  • Реальность — продукт человеческого общения.
  • Реальность принципиально множественна (существуют различные её версии и варианты).
  • Множественную реальность нельзя рассматривать как отражение или репрезентацию какой-либо объективной реальности.

Критика радикального конструктивизма

По мнению Н. Грёбена, радикально-конструктивистская модель аутопоэзиса как объектная теория полностью легитимна, в высшей степени интересна и в принципе непротиворечива. Тем не менее, он критикует радикальность радикального конструктивизма, проявляющуюся в превышении «полномочий» объектно-теоретического уровня и, главное, в смешении объектного уровня и метауровня.[3][7]

Г. Фоллмер указывает на то, что в истории науки потерпевших крушение теорий было значительно больше, чем признанных успешными. С позиции реалиста это объясняется тем, что такие теории рассматриваются как ложные, потому что мир не таков, как предполагается в теории. Он рассуждает, что чтобы быть другим, мир должен не только существовать; он должен иметь специфическую структуру, которой можно соответствовать или не соответствовать. Антиреалисты (идеалисты, позитивисты, конвенционалисты, прагматисты и особенно радикальные конструктивисты), по его мнению, не могут ответить на вопрос об основаниях крушения теорий.[3][8]

Примечания

  1. а б Цоколов С. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. — Muhchen, 2000. (Введение: Рождение дискурса.)
  2. Цоколов С. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. — Muhchen, 2000. (Глава 2: Философия радикального конструктивизма Эрнста фон Глазерсфельда.)
  3. а б в г д е ё Кезин А. В. Радикальный конструктивизм: познание в «пещере» // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. № 4. 2004. С. 3—24.
  4. Glasersfeld, E. von. Radical constructivism and Piaget’s concept of knowledge. 1978.(англ.)
  5. Smock CD., Glasersfeld E. von. Epistemology and Education: The Implication of Radical Constructivism for Knowledge Acquisition (Report N 14) Athens (Georgia), 1974.(англ.)
  6. а б Баксанский О. Е., Кучер Е. Н. Когнитивные науки: от познания к действию. — М.: КомКнига, 2005.
  7. Groeben N. Zur Kritik einer unnotigen, widersinnigen und destruktiven Radikalitat // Fischer H. R. (Hrsg.). Die Wirklichkeit des Konstruktivismus: zur Auseinandersetzung um ein neues Paradigma. Heidelberg, 1995. S. 150.(нем.)
  8. Vollmer G. Woran scheitern Theorien? // Vollmer G. Wie so konnen wir die Welt erkennen? Stuttgart; Leipzig, 2003. S. 89—120.(нем.)

Библиография

См. также

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home