Культура боевых топоров

Культура боевых топоров, называемая также Культура шнуровой керамики или Культура одиночных могил — огромный археологический пласт в Европе, берущий начало в позднем неолите, достигший своего расцвета в медный век и закончившийся в раннем бронзовом веке. В различных областях продолжался с 3200 до н.э./2900 до н.э. до 2300 до н.э./1800 до н.э.. Наряду с ямной культурой знаменовала собой приход в Северную Европу культуры металлообработки и, возможно, начало распространения индоевропейских народов.

Содержание

Территория

Охватывает большую часть континентальной северной Европы от реки Рейн на западе до Волги на востоке, включая в себя почти всю современную Германию, Данию, Польшу, Балтийские страны, Беларусь, Чехию, Словакию, северную Украину, западную Россию, а также прибрежные районы Норвегии и юг Швеции и Финляндии.

Название

Название «боевых топоров» возникло благодаря обычаю этих людей класть в мужские могилы каменный боевой топор (который был неэффективен в качестве оружия и обозначал социальный статус). Другие названия, «шнуровой керамики» и «одиночных могил» основаны на характерном способе украшения керамики и похоронном обряде.

Происхождение и развитие

Согласно распространению по континенту явно прослеживается слияние более ранних археологических культур в разной степени, вероятно с элементами культур востока и юга. Культура представляла собой не единое целое, а скорее проникновение технологических и культурных нововведений. Тот факт, что Культура шаровидных амфор занимает больш́ую часть области Культуры шнуровой керамики, подтверждает это. Различные народы, живущие рядом друг с другом, оставляют после себя различающиеся археологические следы.

Вокруг Балтийского моря и далее на запад в прибрежных районах Скандинавии очевидно влияние морского типа хозяйствования, где море являлось объединяющим элементом, также, как Эгейское море объединяло греков.

На западе включает в себя все области более ранней культуры трубчатого кубка и, очевидно, является её наследником (не обязательно единственным). На территории современных Балтийских стран и Калининградской области культура шнуровой керамики, видимо, стала культурой пришельцев, сменившей юго-западную часть нарвской культуры. В других местах, однако, особенно в восточных областях, была совершенно новой, не связанной ни с какой из более ранних культур.

Хозяйство

Характерны очень маленькие поселения и земледелие, схожее с культурой трубчатого кубка, а также содержание домашнего скота. Большинство, однако, по-видимому, вело кочевой или полукочевой образ жизни. Использовался колёсный транспорт (предположительно с волами в качестве тягловой силы). Лошади, возможно одомашненные, были представлены тарпаном.

Могилы

Погребения делались глубиной около метра, без каких-либо знаков, в согнутом положении; мужчины лежали на правом боку, женщины на левом, и те и другие лицом на юг. Могилы часто расположены в ряд. Многие отмечены небольшой насыпью. Могилы мужчин обычно содержат каменный боевой топор.

Существовавшая примерно в то же время Культура кубка имела схожие погребальные традиции, и вместе эти две культуры занимали большую часть Западной и Центральной Европы. Будучи явно родственным культуре шнуровой керамики, народ колоколовидного кубка представляет собой одну из загадок доисторической Европы.

Язык

Культура шнуровой керамики долгое время считалась наиболее подходящей для того, чтобы быть прародиной индоевропейских народов. Этот народ возник на равнинах Северной Германии, а затем начал распространение. Эта точка зрения всё ещё отражена в литературе последнего времени, но существенно поколеблена работой Марии Гимбутас и её энергичным продвижением Курганной гипотезы.

Роль культуры шнуровой керамики в истории индоевропейских языков активно оспаривается, но не отвергается. Народ культуры шнуровой керамики чаще всего рассматривается в качестве предка протобалтославян на востоке и протогерманцев, протокельтов и протоиталийцев на западе.

Культура шнуровой керамики в терминах теории Гимбутас может рассматриваться как «курганная» культура, возникшая в Европе в эпоху неолита. Начало этой «курганизации» или индоевропеизации примерно совпадает с Культурой шаровидных амфор (около 3400-2800 до н.э.) и Баденской культурой (около 3600-2800 до н.э.), процесс, описываемый Гимбутас как вторая волна «вторжения» курганной культуры. См.также Гипотеза германского субстрата. Похоже, что в ранней фазе существовала большая не индоевропейская общность, часть которой Гимбутас обозначила как Старая Европа. Впоследствии эта общность стала более индоевропейской, и наконец, полностью.

Подгруппы

Керамика основной группы распространена повсеместно.

Культура шнуровой керамики

Памятники культуры шнуровой керамики, послужившей прототипом для культуры боевых топоров обнаружены в Центральной Европе, в основном в Германии и Польше, и представляют собой характерную керамику: влажная глина украшалась отпечатками верёвок. Это относится главным образом к захоронениям, в могилах и мужчин и женщин находят характерно украшенную посуду. Это были то ли льняные то ли пеньковые верёвки.

Шведско-норвежская культура боевых топоров

Шведско-норвежская культура боевых топоров, или Культура ладьевидных топоров, возникла около 2800 до н.э. и известна по примерно 3000 могил от Скане до Уппланд и Тронделаг. Время их появления и распространения по Скандинавии названо Эра раздробленных черепов, потому что к этому времени относятся находки захоронений людей с раздробленными черепами, причём не только мужчин, но и много женщин и детей (Lindquist 1993:43). Наступление этой культуры было насильственным и быстрым, наиболее вероятно, что оно произошло в результате индоевропейского вторжения (особенно протогерманского).

По всей Скандинавии найдено около 3000 боевых топоров, большей частью в северной Норвегии. Известно менее 100 поселений и их остатки незначительны, так как располагаются на местах, занятых фермами и постоянно перепахиваются. Известны поселения за Полярным кругом.

Базировалась на тех же приёмах земледелия, что и предшествовавшая Культура трубчатого кубка, но использование металла изменило общественную систему. Это ознаменовалось тем фактом, что для культуры трубчатого кубка были свойственны коллективные мегалитические захоронения и существенные жертвенные приношения, а для культуры боевых топоров характерны отдельные могилы и личные жертвы.

В 1993 в Туринге, Сёдерманланд, были произведены раскопки дома смерти, что дало новые факты. За тяжёлыми деревянными стенами были найдены остатки примерно двадцати глиняных сосудов, шесть рабочих и один боевой топор, относящиеся к последнему периоду культуры. Кроме того, здесь же были найдены кремированные останки как минимум шести человек. Это самый ранний из известных примеров кремации в Скандинавии, показывающий близкие контакты с Центральной Европой.

Ввиду вторжения в этот регион германцев Эйнар Ёстмо подчёркивает, что атлантическое и североморское побережье Скандинавии, как и Прибалтика вели оживлённую морскую торговлю, что было обусловлено более широким географическим распространением и более близким культурным единством, чем имели внутриконтинентальные культуры. Он указывает на широко разбросанные находки большого количества резных изделий из камня этой эпохи, на которых изображены «тысячи» кораблей. Для культур мореходов, подобных этой, море это дорога, а не препятствие.

Финская культура боевых топоров

Финская культура боевых топоров была изначально культурой охотников и собирателей, и в их поселениях этого периода сделано очень мало находок.

Средний Днепр и культура Фатяново-Баланово

Восточным форпостом культуры шнуровой керамики была среднеднепровская культура и фатяново-балановская культура в верховьях Волги. Среднеднепровская культура оставила крайне мало следов, однако занимала самый удобный путь в Центральную и Северную Европу из степей.

См.также

  • Культура трубчатого кубка
  • Фатьяновская культура
  • Среднеднепровская культура
  • Лабрис

Источкики

  • J. P. Mallory, "Corded Ware Culture", Encyclopedia of Indo-European Culture, Fitzroy Dearborn, 1997.
  • Einar Østmo, "The Indo-European Question: a Norwegian perspective", pp. 23-41, in The Indo-Europeanization of Northern Europe, Martin E. Huld & Karlene Jones-Bley editors, Journal of Indo-European Studies Monograph No. 17, Institute for the Study of Man, Washington, DC, 1996.
  • Lindquist, H. Historien om Sverige, 1993.
  • Nationalencyklopedin

Ссылки


 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home