Саамы

Саа́мы (самоназвание саами; соседи саамов (финны, скандинавы, русские) называли их лопари (этимологизируется из финского как "жители окраинной земли"). Живут в Норвегии, Швеции, Финляндии, России.

В XX веке проживающих в северных частях Норвегии, Швеции, Финляндии, а также на Кольском полуострове саамов насчитывается 31 тысяча.

Численность в России — около 2000 человек (2002).

Содержание

Этнические и этнографические группы

В составе кольских саамов не выделяются этнические и этнографические группы, но имеются территориальные подразделения, названия которых связаны с наименованием погостов (селений и окружающих угодий, где проживали саамы). Число погостов постоянно увеличивалось: в начале XVII века их было 15, в конце XVIII века — 17.

Язык

Основная статья: Саамский язык

Саамский: Саамский язык относится к особому подразделению финно-угорских языков уральской языковой семьи. Но занимает в ней несколько обособленное место, потому что треть субстратной лексики не находит соответствия среди финно-угорских языков. С точки зрения антропологов, у саамов мало чего общего с финно-уграми. Скорее они напоминают сэту — загадочную группу людей, живущих неподалеку от Изборска. Ученые хоть и с оговорками, но высказывают предположение, что маленькая группа сэту, обнаруженная среди балтийских, финских и славянских племен, — «осколок очень древнего населения Европы, может, даже потомки охотников на мамонтов».

Имеет две группы диалектов: западные (Норвегия, Швеция, часть Финляндии), восточные (Россия, часть Финляндии). В России распространены четыре диалекта: иоканьгский, кильдинский, нотозерский и бабенский (Аккала). Взаимопонимание между носителями разных диалектов затруднено. По мнению финляндских языковедов, не существует единого языка саамов, а имеются десять самостоятельных саамских языков.

В Финляндии, как и в Норвегии, саамский язык был признан официальным лишь в 1992 году, в Швеции еще позже — в 1999.

История саамов

Территория проживания саамов простирается от Северной Норвегии и Швеции) через северные области Финляндии до самого Кольского полуострова, принадлежащего России, то есть так называемая Лапландия представляет собой огромную территорию протяжённостью примерно 1500—2000 км и шириной от 200 до 400 км (общей площадью около 400 тыс. кв. км). Численность лапландцев оценивается примерно в 70—80 тыс. чел., из которых более половины говорит на своём древнем язык". унаследованном от предков. Саамский язык-основа распался уже много столетий назад. В настоящее время насчитывается десять разных диалектов, между которыми образовались такие большие различия, что их можно считать отдельными языками. У шести из них имеются собственные литературные языки. Что касается образа жизни саамов, большая их часть занимается домашним оленеводством, земледелием и рыболовством. К настоящему времени почти повсеместно они являются национальным меньшинством.

Для исследователей наибольшую загадку представляет происхождение саамов, поскольку саамский и прибалтийско-финские языки восходят к общему языку основе, но антропологически саамы относятся к другому типу (уральский тип, лаппаноидная группа), чем прибалтийско-финские народы, говорящие на языках находящихся к ним в наиболее близком родстве, которые главным образом имеют балтийский тип. Для разрешения этого противоречия, начиная с прошлого века было выдвинуто много гипотез. Саамский народ, вероятнее всего, происходит от пришедшего в земли Скандинавии в ранненеолитическую эпоху (после отступления ледяного покрова по завершении последнего ледникового периода) население археологической культуры комша и финно-угорского по своим корням населения проникавшего в Восточную Карелию, Финляндию и Прибалтику начиная с IV тыс до н.э. Предположительно в 1500—1000-х гг. до н. э. начинается отделение протосаамов от единой общности носителей языка-основы, когда предки прибалтийских финнов под балтийским и позднее германским влиянием стали переходить к оседлому образу жизни земледельцев и скотоводов, в то время как предки саамов на территории Карелии и Финляндии ассимилировали автохтонное население Фенноскандии. Саамский народ, по всей вероятности, образовался путём слияния воедино многих этнических групп. На это указывают антропологические и генетически различия между живущими на различных территориях этническими группам саамов,

Саамский язык в последующие несколько тысячелетий контактировал с прибатийско-финскими языками, в первую очередь с финским, а затем со скандинавскими языками и с русским.

Из Южной Финляндии и Карелии саамы мигрировали всё дальше на север, спасаясь от распространяющейся финской и карельской колонизации и, предположительно, от обложения данью. Вслед за мигрировавшими стадами диких северных оленей предки саамов, самое позднее в течение I тыс. н.э., постепенно вышли к побережью Северного Ледовитого океана и добрались до территорий своего нынешнего проживания. Одновременно они начали переходить к разведению одомашненных северных оленей, но значительной степени этот процесс достигает только к XVI веку.

При составлении краткого очерка истории саамов следует упомянуть, что этот народ — дитя природы, долго сохранявший свои традиционный образ жизни, не создал огромной империи, не угнетал других народов, а жил своей жизнью, которая представляла собой постоянную борьбу с силами природы.

Их история в течение последних полутора тысячелетий представляет собой, с одной стороны, медленное отступление под натиском других народов, а с другой стороны, поскольку саамы не создали своего самостоятельного государства, их история является составной частью истории наций и народов, имеющих свою государственность (норвежцев, шведов, финнов, русских), в которых важная роль отводится обложению саамов данью.

Греческий историк Пифей в 325 г. до н. э., вероятно, упоминает их, когда пишет о живущем далеко на севере народе финнов (pinnai). В своём труде «Германия» (Germania) 98 г. н. э. Тацит, говоря о народе фениев (finni), по всей видимости, описывает повседневную жизнь древних саамов и, не расточая особых похвал, изображает их весьма диким народом. В IX веке викинг Халогаланди Оттар упоминает о них в рассказе о Кольском полуострове (terjinns). В русских летописях они впервые упоминаются под 1000 г. («лонь»). В конце XII века датчанин Саксон Грамматик называет саамов искусными лучниками и лыжниками, а также магами и предсказателями.

Название саамов lapp появляется в шведском языке в XII в. и получено, возможно, от викингов, употреблявших его в своих поселениях в окрестностях Ладожского озера. Ранее ими использовался этноним «финны» (finn).

Обложение саамов регулярной данью начинается в большей мере с IX в., когда норвежский конунг предоставил своим приближенным право собирать с саамов дань и торговать с ними. Помимо норвежцев, саамов облагали данью шведы, финны, карелы и русские. Часто бывало так, что за данью, с самого начала состоявшей из пушнины и рыбы. приходили сразу несколько сборщиков. Безжалостное обложение данью, а также продвижение на север норвежских, шведских и финских крестьян оставляло саамам всё меньше земель, пригодных для ведения привычного им образа жизни и хозяйства, они уходили на ещё не обжитые территории. Шведский король уже в середине XIV в. пообещал освободить от уплаты податей тех своих подданных, которые переселятся в Лапландию. То же самое повторилось во второй половине XVII в. при Карле XI.

Право собирать дань короли часто отдавали на откуп своим присным. В Швеции такой порядок был отменён при Густаве I Вазе, и, начиная с этого времени, налоги поступали непосредственно в государственную казну. Право собирать подати с саамов от карел сначала перешло к Новгороду, затем, с конца XV в., к Москве. Обложение данью Лапландии являлось международным вопросом, который фигурировал в мирных договорах по окончании войн.

Необходимым условием оленеводства являлось то, что саамы кочевали с места на место, перегоняя стада оленей с зимних пастбищ на летние. Практически переход через государственные границы ничто не препятствовало. Основу саамского общества составляла общность семей (siida), которые объединялись на принципах совместного владения землей, дававшей им средства для существования. Земли выделялась по семьям или по родам.

Обращение в православную веру началось с XI в. но сбор дани шёл гораздо успешнее, нежели распространение новой веры, так как значительное количеств саамов жило на землях, недоступных для большинства других народов. На западных окраинах их владений с XVI в. строятся лютеранские храмы, в то время как и Кольском полуострове и на близлежащих землях в XV—XVI в. основывались православные монастыри, которые закрепощали живших неподалёку саамов, а также часто присваивали лучшие места для ловли рыбы и охотничьи угодья. Православие медленно распространялось среди саамов, и даже в XIX в. среди них ещё встречались приверженцы шаманизма.

Саамы, ставшие подданными Русского государства, с 1764 считались государственными крестьянами, но им вменялось в обязанность также содержать монастыри. После отмены крепостного права в 1861 г. саамы часто становились жертвами торговцев и заимодавцев. Начиная со второй половины XIX в. саамов, так же как североамериканских индейцев, в целях подкупа и обмана всё чаще спаивали алкоголем.

На территориях саамов, находившихся дальше к западу, начиная с 1840-х гг. все больше сторонников приобретало пуританское движение норвежского священника Л. Л. Лестаднуса, которое вплоть до наших дней пользуется большей популярностью в северных странах. В 1852 г. группой саамов, выступивших требованием запретить продажу алкоголя, в норвежском городе Каутокенно был убит владелец лавки спиртных напитков и подожжены сама лавка, дом священника и полицейский участок. Это практически единственное в саамской истории выступление, выражавшее протест, было жестоко подавлено. Двоих бунтовщиков казнили, семеро из них умерли в заключении.

Первая книга на саамском языке, представляющая собой карманный молитвеник, была издана в 1619 г., за ней в 1633 г. последовал катехизис. В 1755 г. вновь увидел свет Новый Завет на саамском языке, а в 1811 г. — полный текст Библии.

Жившие южнее современной Лапландии саамы в XVI—XVIII вв. постепенно accмилировались с другими народами. В середине XVIII в. в Швеции новый размах приобрело движение финских и шведских переселенцев, которое загоняло традиционный хозяйственный уклад саамов во всё более тесные рамки, видя, среди прочих причин, ко всё большему обнищанию саамского населения. К середине XIX и положение саамского языка в Швеции было подорвано настолько, что многие сочли излишним сохранять его и дальше. Одной из целей школьных реформ, по-видимому, было достижение шведизации, то есть шведской гегемонии, чему весьма эффективно помогало превращение шведского в язык повседневного общения. В начале XX в. официальная государственная политика изменилась, правительство больше не настаивало на насильственном проведении цивилизаторской программы, но саамское общество к тому времени уже неотвратимо шло к своему распаду.

В Норвегии с конца XVIII в. начинает усиливаться ассимиляционная политика, которая к концу XIX в. официально ставит задачей норвегизацию-превалирование норвежского языка и культуры. Появились первые законы, открыто направленные на достижение ассимиляции.

Появление большого числа новых поселений изменило межнациональные пропорции. Значительное количество норвежских посёлков было основано в первую очередь в приграничных районах. До 1905 г. была создана система учреждений, мероприятий и выработаны формы норвегизации. Например, в начале XX в. землю в собственность мог приобрести лишь тот, кто имел норвежское имя и владел норвежским языком. Меры в сфере образования, нацеленные на полную ассимиляцию саамов, действовали вплоть до окончания второй мировой войны и некоторое время после неё. В Финляндии также проявились различные формы финнизации, пусть и не выраженные так явно, как на вышеназванных территориях.

На Кольском полуострове, стратегическое значение которого постепенно снизилось после Северной войны (1700—1721), с 1868 г. для обеспечения безопасности границ селили русских, которым не запрещалось вести торговую и предпринимательскую деятельность. Саамам также пообещали привилегии, если они оставят свой кочевой образ жизни. Вытеснение старого хозяйственного уклада способствовало заключению смешанных браков и обрусению. С 1924 г. советская власть создавала сельсоветы и колхозы, начались репрессии в отношении объявленных кулаками крестьян, зимние пастбища у саамов отобрали, организовав взамен новые центральные усадьбы колхозов. Колоссальные территории были отданы тяжёлой промышленности и армии.

В сфере народного просвещения тем не менее имел место некоторый прогресс, распространялась грамотность. В 1933 г. для саамов был выработаны нормы литературного языка на основе латинской графики, который затем в 1937 г. был внезапно запрещён и отменён. В 1933 г. обучение на саамском языке велось в 17 школах. В Мурманске готовили кадры педагогов для саамских школ. После второй мировой войны процесс обрусения ускорился, чему способствовали перестройка хозяйственного уклада и смена образа жизни. Среди коренного населения (саамов) наблюдается большой процент безработицы, алкоголизм стал подлинным бедствием для народа. Промышленные отходы, кислотные дожди и тяжелые металлы в выпадающих метеорологических осадках делают жизнь местного населения все более бесперспективной. В 1989 г. в Мурманской области проживало 1990 саамов, из которых 42,2% говорило на родном языке. В настоящее время в расписании начальных классов осталось несколько часов саамского языка. В 1980-е гг. был возрождён созданный в 30-х гг. литературный язык, но уже на основе кириллицы.

В Норвегии в начале XX в. появились первые организации саамов, которые боролись против дискриминационного земельного законодательства и политики норвегизации.

Осенью 1944 г. в рамках советско-финского договора о прекращении боевых действий финны атаковали отступавшие немецкие войска, которые в отместку сожгли почти всю Лапландию. Одновременно православные саамы Кольского полуострова (скольтские саамы) переселились в Финляндию, так как не хотели становиться подданными СССР после изменения послевоенных границ.

После второй мировой войны в Финляндии и обеих скандинавских странах положение саамов улучшилось, и параллельно с этим, главным образом начиная с 60-х гг., возросло национальное самосознание саамов. В 1950—1951 гг. в Норвегии и Швеции был создан единый саамский литературный язык.

С 1953 г. в Финляндии и странах Скандинавии проводятся многочисленные конференции, а в 1956 г. создан Саамский Совет из 15 членов, в который с 1992 г. входят также представители России. В 1974 г. был основан Саамский институт. В o6eих скандинавских странах и Финляндии работает отдельный Саамский парламент (или Народное собрание). В 90-х гг. появились законы о языке, которые в определенной степени придают саамскому языку статус государственного. В 1986 г. саамская конференция утвердила саамский национальный флаг и гимн и правила их использования. В последние десятилетия улучшилось и положение школьного обучения на саамском языке. Выходят саамские газеты, журналы, книги, имеются радио- и телепередачи. С 1976 г. саамы являются членами Всемирного совета коренных и, родов (WC1P). В 1986 г. на национальном конгрессе саамов в Швеции принят саамский флаг.

Хозяйство

Основными занятиями саамов в зависимости от территории обитания той или иной группы и природных условий являлись оленеводство, рыболовство, морская и сухопутная охота. В XIX — начале XX вв. саамы вели полукочевой образ жизни, совершая небольшие по протяжённости сезонные перекочёвки. У западных кольских саамов (нотозерских, бабинских, екоостровских) ведущую роль играло озёрно-речное рыболовство, у северо-западных (пазрецких, печенгских, мотовских) — морское рыболовство. В конце XVIII — начале XX вв. около 70% взрослого саамского населения занималось промыслом трески. У восточных саамов значительную роль играло оленеводство, дополняемое промыслом сёмги. В XIX в. каменские саамы охотились на дикого оленя. Все саамы охотились на крупных (лось, волк) и мелких животных, птиц. С начала 1990-х гг. многие промысловые участки сдаются саамами в аренду приезжим. Особенностью саамского оленеводства являлся вольный выпас животных летом. Размер стада составлял несколько десятков голов. Круглый год олени находились на подножном корме. В конце XIX — начале XX вв. саамы заимствовали отдельные черты от коми-ижемцев и ненцев: тип нарт с копыльями и упряжь. Для передвижения и перевозки груза на оленях саамы используют особый тип вьючного седла (ташке), до 1930-х гг. бытовала нарта-сани (керёжа) в форме лодки.

Традиционная одежда

В ХVII—ХVIII вв. основным материалом для изготовления одежды служили шкуры морских животных и оленей, а для отделки — цветная замша (ровдуга) и крашеное сукно, шкурки пушных зверей. В ХIХ — начале ХХ вв. саамы использовали также покупные ткани (ситец, холст, сукно), а также овечью шерсть (для вязания или плетения носков, варежек, поясов). В ХIХ в. у саамов сохранялась глухая наплечная одежда, одинаковая для мужчин и женщин. Летняя одежда (юпа) делалась из сукна или плотной ткани. Её шили из цельного отреза ткани, сложенного пополам. К нему пришивались цельнокроеные рукава, сужающиеся к запястью. Подол мог быть несколько расклешённым. Пришивной воротник обшивался по краю цветной тесьмой, ворот застёгивался на пуговицы. Верхний проём, рукава и подол одежды украшались орнаментом в виде аппликаций в форме геометрических фигур из кусочков цветного сукна, тесьмы и бисера. Зимняя одежда печок длиной ниже колен изготавливалась из двух сшитых оленьих шкур шерстью наружу. К подолу он расширялся. Рукава имели трапециевидные клинья, а плечевая часть сшивалась из горизонтальных полос меха. Обшлага рукавов и воротник отделывались цветным сукном. Завязки у воротника украшались кистями. На женский печок нашивались перламутровые пуговицы и полоски цветного сукна. Печок иногда надевали на юпу. Одежду подпоясывали поясом, образуя напуск. У мужчин он был кожаным, с нашитыми медными бляхами. На поясе закреплялись нож в кожаных ножнах, принадлежности для разведения огня, кошелёк для денег, медные колечки и амулеты, а у женщин — швейные принадлежности. Женские пояса плелись из крашеной шерсти. Имеются упоминания о более древней саамской одежде торк (торка), одевавшейся под печок. Шилась торка из оленьих шкур мехом внутрь. Разнообразны головные уборы саамов. Мужчины носили суконные шапки (каппер) на подкладке из оленьего меха. Нижняя часть головного убора (околыш) отличалась по окраске и форме от верхней (тульи). Традиционно использовались красный, синий и чёрный цвета. Если околыш был цилиндрическим, то тулья представляла усечённую четырёхгранную пирамиду основанием вверх. К околышу пришивались наушники с тесёмками, которые завязывались под подбородком. Иногда нижняя часть с наушниками делалась из лисьего меха. Орнаментировался каппер цветным сукном, бисером, жемчугом. Другим мужским головным убором являлся островерхий, вязанный из овечьей шерсти колпак, иногда с завершением в виде помпона. Зимние шапки женщин были аналогичны мужским, лишь тулья имела форму круга. В летний период надевалась шлемовидная шапочка с высоким гребнем или шамшура (самшура) близкая русскому кокошнику. Она имела цилиндрический каркас и полукруглый выступ вверху. Девичьим головным убором служила перевязка. Сверху женщины и девушки нередко повязывали сложенный треугольником платок, концы которого подвязывали на подбородке или, скрестив на груди, на пояснице. Обувь изготавливали из камусов (шкур с ног оленя) или обработанной оленьей кожи. Она была одинаковой для мужчин и женщин. Отличительной чертой саамской обуви являлись загнутые вверх носки. Зимние высокие сапоги — яры, украшавшиеся цветным сукном, надевали для передвижения по тундре, а похожие на яры, но низкие каньги — в поселениях. Стельки заменяли пучки сухой травы. На ноги под обувь надевали вязаные чулки без ступни. Рукавицы шились из оленьих шкур мехом наружу или вязались из крашеной шерстяной пряжи. В конце ХIХ в. традиционный саамский костюм стал заменяться одеждой, заимствованной у соседних народов: русских, коми и ненцев. У русского населения были восприняты кафтан (кяхтан), сарафан (кохт), передник, головные платки. Через посредство коми-ижемцев саамы заимствовали ненецкий комплекс одежды: глухую, с капюшоном малицу (малиц) из оленьих шкур шерстью внутрь и сапоги выше колен — пимы из камусов мехом наружу.

Традиционные поселения и жилища

Поселениями саамов до начала ХХ в. являлись погосты. С декабря по март-апрель саамы жили в зимних погостах, где находились богатые ягелем угодья, а в другой период года расходились по промысловым участкам группами родственных семей (западные группы) или перекочёвывали к летним погостам всей общиной (восточные группы). Зимние погосты располагались во внутренних районах Кольского полуострова, на границе тундры и леса, на берегу водоёма. Через 20—30 лет, после истощения пастбищ и охотничьих угодий, место погоста переносилось. Традиционное зимнее саамское жилище вежа представляло собой бревенчатую постройку в форме четырех- или шестигранной усечённой пирамиды высотой 2,5 м и площадью 3х3 м с дымовым отверстием вверху. Остов вежи покрывался оленьими шкурами или плотной тканью, а сверху клали кору, хворост, дёрн. В центре жилища устраивался каменный очаг. Вход был обращен к югу. Пол покрывался оленьими шкурами. С XIX в. вежу начинает вытеснять тупа (пырт) — срубная постройка площадью 12—13 кв. м, высотой 2 м, с одним-двумя небольшими окнами и плоской, покрытой землёй и дёрном, крышей. В углу у входной двери устраивался очаг - камелёк из обмазанных глиной камней. Появляется простейшая мебель. Во время перекочёвок использовалась переносное жилище — кувакса. Оно имело конусообразный каркас из нескольких шестов, соединённых вершинами, на который натягивали чехол из оленьих шкур, из бересты или из парусины. В центре куваксы раскладывался костёр. В жилище обычно обитали 1—2 семьи. Напротив входа находилось наиболее почётное, так называемое чистое место. К началу ХХ в. многие саамы вместо традиционных жилищ стали использовать русскую избу и ненецкий чум.

Пища

Зимой основной пищей саамов было оленье мясо. Для предохранения от цинги употребляли мороженое мясо и свежую оленью кровь. Чаще мясо жарили, вялили, варили, добавляя в похлёбку муку, ягоды. Первое жидкое блюдо варили из куропаток. Долгое время ритуальной пищей считалось медвежье мясо. Летом основу пищевого рациона составляла рыба, прежде всего озёрная (щука, сиг, налим, окунь и др.). Её варили, жарили, вялили. От русских саамы научились запекать рыбу в тесте. Меньшее значение имела растительная пища. Заготавливали внутренний слой сосновой коры, который после сушки и толчения добавляли в похлебку. Из муки (покупной) пекли лепёшки. Из напитков наибольшее распространение получил чай. Доение важенок (самок оленя) у кольских саамов не практиковалось.

Социальная организация

Главной хозяйственной и социально-экономической единицей саамов была территориальная община сийт (сыйт). Она состояла из отдельных семей. Её объединяли общность территории, где находились промысловые угодья, единая хозяйственная деятельность, взаимопомощь и религиозные культы. Сыйт насчитывал от 70 до 300 человек. Хозяйственные и некоторые административные вопросы решались на собраниях глав семей. Родовая организация у саамов не зафиксирована. Община контролировала семейно-брачные отношения. В ХIХ в. преобладала малая семья. До конца ХIХ в. предпочитались однонациональные браки. До 60% браков заключалось в своих погостах, остальные — преимущественно с жителями соседних погостов. Были распространены браки с сыном или дочерью кузена, а также такие союзы, при которых братья или сестры из одной семьи становились мужьями или женами для сестёр или братьев из другой семьи. На рубеже ХIХ—ХХ вв. обычный брачный возраст девушек был 17—20 лет, а юношей — 21—25 лет. Мнение девушки не учитывалось. Существовало половозрастное разделение труда. Мужчины занимались промысловой деятельностью, перевозками, женщины вели домашнее хозяйство, воспитывали детей, а иногда вместе с подростками помогали ловить рыбу и охотиться на куропаток.

Духовная культура и традиционные верования

Сохраняется вера в духов — хозяев озёр и рек. Существует почитание священных камней (утёсов, крупных валунов), связанное с покровительством промыслам и почитанием предков. До начала ХХ в. в каждой семье хранились божки — завёрнутые в тряпку камешки. Поклонялись также высоким пням (часто антропоморфного облика) — сейдам. Им приносились жертвоприношения. Некоторые из сейдов имеют собственные названия. У саамов имелись служители культа (нойда, нойд, кебун), выполнявшие функции шамана, жреца и колдуна. При камлании они использовали бубен (каннус, кобдас) или специальный пояс (почень). Фольклор саамов включает сказки (майнс): для детей, о Тале (глупом людоеде), о равках (вурдалаках), о чаклях (карликах). Распространены сказки-легенды о явлениях и объектах природы, мифы (ловта), например об олене-человеке Мяндаше. Исторические предания сакки повествуют о войнах, о примечательных горах, водных объектах. Известны также бывальщины бойса и импровизации муштоллы.

В XV—XVI вв. началась христианизация саамов; верующие в Скандинавии — лютеране, в России — православные. Однако долго сохранялись дохристианские верования и обряды, связанные с оленеводством, рыбной ловлей, поклонением священным камням-сейдам. Еще в XX в. встречались приверженцы шаманизма. Фольклор саамов представлен мифами, сказками, преданиями, импровизированными песнями.

См. также

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home